Литературно-художественный и публицистический журнал

 
 

Проталина\1-4\16
О журнале
Редакция
Контакты
Подписка
Авторы
Новости
Наши встречи
Наши награды
Наша анкета
Проталина\1-4\15
Проталина\3-4\14
Проталина\1-2\14
Проталина\1-2\13
Проталина\3-4\12
Проталина\1-2\12
Проталина\3-4\11
Проталина\1-2\11
Проталина\3-4\10
Проталина\2\10
Проталина\1\10
Проталина\4\09
Проталина\2-3\09
Проталина\1\09
Проталина\3\08
Проталина\2\08
Проталина\1\08

 

 

 

________________________

 

 

________________________

Ирина Зартайская

 

 

Читателям «Проталины» уже знакомо имя этой молодой писательницы. Ирина Зартайская живет и работает в Санкт-Петербурге. Учится в Академии художеств на факультете теории и истории искусств, работает в Санкт-Петербургском музее театрального и музыкального искусства. Публикуется в журналах и сборниках. Участница семинаров молодых детских писателей (Ясная Поляна, Тарханы).

В этом номере мы представляем ее новые рассказы и рисунки.

 

Все бабушки умеют летать

 

Посвящается моей бабушке

 

Все бабушки умеют летать. Я знаю, я видела. Бабушки летают не высоко, не низко. Так, чтобы можно было погладить своих внуков по голове. У бабушек за спиной есть маленькие крылышки. Как у стрекоз или бабочек. Под косынками бабушки прячут сказки, под шапками — истории, а в карманах у них конфеты. У бабушек в сумочках лежат леденцы и зонтики. Бабушки любят покупать в магазине хлеб и молоко, любят сидеть на лавочке и смотреть на детей. Бабушки не улетают на юг, как птицы. Они всегда остаются дома. Бабушки никогда не обижаются, их можно только огорчить. Когда бабушки расстроены, они не летают, а просто тихонько сидят. Говорят, бабушки могут улететь навсегда. Поэтому бабушек надо беречь. У меня тоже была бабушка. И она умела летать.

1

Бабушка решила подарить мне кружку. Такую, чтобы в нее можно было налить побольше чая. В магазине много кружек. Я столько никогда не видела. С ручками и без ручек, с блюдцами и без них. С цветами и птицами, с городами и еще с чем-то.

— Выбери самую красивую, — говорит бабушка.

Я выбираю большую, с розой и зелеными листьями. Бабушке она тоже нравится. Она просит продавца завернуть покупку в бумагу.

Мы открываем тяжелую дверь магазина и выходим на улицу.

— Бабуля, почему ты не полетишь? — спрашиваю я, щурясь на солнце.

— Боюсь кружку выронить, — улыбается бабушка.

Я соглашаюсь. Мне нравится моя новая кружка, и я не хочу, чтобы она разбилась.

2

У моей бабушки есть большой платяной шкаф. Он пахнет мылом и шоколадом.

— Бабуля, зачем тебе так много мыла? — спрашиваю я.

— Пригодится, — отвечает она и дает мне кусочек шоколада.

Шоколад она хранит для меня.

У бабушки много платьев. Ее любимое — темно-синее, с брошкой. Наверное, потому, что оно просторное, и в нем удобно крыльям. А мне нравится то, которое в горошек. Я часто в нем прячусь, когда мы играем в прятки. Бабушка всегда меня находит.

Где-то тут же, в шкафу, шоколад, но я никогда не могу его найти.

3

Бабушка очень терпеливая. Она перебирает пшено, гречку и рис. Убирает плохие темные зерна, а хорошие оставляет. У бабушки шершавые ладони. Я слышу, как она проводит ими по столу, когда сгребает пшено в одну кучку.

— Тебе не скучно? — спрашиваю я, перекатывая пальцем зерна.

— Совсем нет, — отвечает бабушка.

Она поправляет очки и снова берется за дело. А я сижу и смотрю. Мне тоже не скучно.

4

Я боюсь засыпать одна. Мама с папой разрешили мне не закрывать дверь в бабушкину комнату. Когда я ложусь, бабушка еще смотрит телевизор.

— Бабуля, — зову я. — Посиди со мной.

Бабушка садится рядом и берет меня за руку. Она рассказывает мне о том, как была молодой и ездила с дедушкой на море. Я слышу шум волн и засыпаю под теплый звук ее голоса.

5

Моя бабушка прячет от всех свои крылья. Но когда ей холодно, я вижу, как они дрожат под одеждой. Я боюсь, что однажды бабушка все-таки улетит. Тогда я подхожу к ней и обнимаю крепко-крепко.

— Бабуля, не улетай, — говорю я и зарываюсь носом в ее кофту.

Бабушка смеется и говорит, что никогда не оставит меня одну. Я ей верю. Моя бабушка никогда не обманывает.

6

Бабушка делает на завтрак бутерброд и варит яйцо всмятку. Я прошу сварить яйцо и для меня тоже. Бабушка считает до ста двадцати и вынимает сваренные яйца из ковшика. Я никогда не могу досчитать до ста двадцати, не сбившись. А бабушка может. Зато я могу отрезать ровно кусок хлеба. А бабушка нет. Это потому, что она хуже видит. Я вижу хорошо, и бабушка всегда удивляется, как здорово я режу хлеб.

— Я просто лучше вижу, — смеюсь я.

— Ты просто лучше режешь, — отвечает бабушка.

7

Моя бабушка больше любит холод, чем жару. Зимой она лучше спит. Совсем как бабочка. Наверное, это из-за крыльев.

Зато летом мы дольше играем в карты, домино, шахматы или шашки.

Я люблю играть с бабушкой. Мы сидим за широким столом, который скрипит, когда на него опираешься локтями. Бабушка часто выигрывает, но иногда поддается.

— Я выиграла! — подпрыгиваю я.

— Молодец! — радуется за меня бабушка.

Она никогда не расстраивается, когда проигрывает. Я тоже так хочу, но у меня не получается.

8

У бабушки очень сильные руки. Кажется, даже сильнее, чем папины. Иногда я сажусь рядом с ее креслом, она подставляет мне ладонь, и я слегка ударяю по ней рукой. Бабушка сжимает свою руку в кулак, ловя мои пальцы. Когда ей удается поймать, я чувствую, какая она сильная.

9

Я люблю ездить в метро. Летом здесь прохладно, а зимой тепло. В метро особенный запах, его легко почувствовать, когда только заходишь внутрь. Мы с бабушкой останавливаемся на платформе напротив буквы «и» в названии станции. Бабушка знает, что каждый раз здесь открываются двери.

— Занимай места, — говорит она и подталкивает меня вперед.

Мест много, но я сажусь на самые лучшие. Я кладу ладонь туда, куда должна сесть бабушка. Это для того, чтобы никто не сел рядом.

Бабушка дает мне леденец из круглой жестяной коробки. Дома я бы такие есть не стала, но в метро они кажутся очень вкусными.

Мы едем молча и сосем конфеты.

10

Бабушка знает заранее, когда поезд подъедет к станции. Перед тем, как начать тормозить, он мигает лампами во всех вагонах.

Бабушка говорит:

— Мигнул. Пора выходить.

Мы встаем с сидения, чтобы успеть выйти.

Я иду за бабушкой и держусь за ее пальто, чтобы не потеряться.

Мы никогда не пропускаем нашу станцию.

11

Мне очень хочется полетать вместе с бабушкой. Но она мне не разрешает.

— Я ведь уже совсем взрослая, — говорю я бабушке.

— Нет, ты должна еще подрасти, — не соглашается она.

Мне говорили, что когда мы летаем во сне, то растем. Наверное, скоро я перерасту самую высокую гору.

12

Зимой бабушка не летает. Шуба не позволяет — она большая, как дом.

Я смеюсь:

— Бабушка, ты где? — и тычу в шубу пальцем.

— Я тут, — отзывается бабушка откуда-то изнутри и тоже смеется.

13

Бабушка говорит:

— Чувствую себя неважно.

Я уверяю, что это не так:

— Ты очень важная, бабуля.

И объясняю, почему. Никто не умеет так прощать и слушать.

И бабушке становится лучше.

14

— Смотри, как я могу, — хвастаюсь я и кручусь перед бабушкой колесом.

Бабушка пугается и просит меня быть аккуратней. Я обещаю. Когда-нибудь я упрошу бабушку тоже покрутиться. И она поймет, что это совсем не страшно.

15

— Ты похожа на пчелку, — говорю я и считаю полоски на бабушкиной кофте.

Бабушка принесла мед. Она собрала его сама, прямо из цветов. Бабушкин мед самый вкусный. Я намазываю его на булку и облизываю ложку. Мед липкий и сладкий. Наверное, его очень трудно достать из цветка. Если бы бабушка научила меня летать, мы бы летали за медом вместе.

Я говорю об этом бабушке. Она наливает нам чай и обещает как-нибудь взять меня с собой.

16

Я хочу быть красивой и надеваю мамины туфли. Мама боится, что я сломаю каблуки, бабушка — что я могу подвернуть ногу. А я прячусь под стол и смотрю на комнату из-под скатерти. Бабушка обещает подарить мне туфли по размеру. Они мне не нужны. И я выставляю ноги в маминых туфлях из-под стола.

— Вылезай, — просит бабушка, высматривая меня под столом. И я слышу, как шуршат ее крылья.

Я знаю, что она даст мне конфету, и не выхожу. Полы скатерти отодвигаются, и я вижу серебристый фантик. Это конфета «Ласточка». У ласточки тоже крылья. Я разворачиваю фантик. Когда я съем тысячу таких конфет, наверное, и у меня вырастут крылья.

17

У девочки из соседнего дома недавно бабушка улетела. Насовсем. Бабушка покупала самое вкусное мороженое и разноцветные ленты. И вот улетела.

Моя бабушка говорит, что так бывает со всеми бабушками.

— Ты же обещала… — напоминаю я и хмурю брови.

Бабушка говорит, что со мной же останутся мама и папа. Мне хочется плакать, мне нужна и бабушка. Бабушка не возражает, но я чувствую, как дрожат ее крылья.

18

Бабушка может подолгу смотреть в окно и считать едущие машины. Я сажусь рядом с ней. Бабушка считает, а я нет. Мне просто хорошо сидеть с ней вот так.

19

Мы с бабушкой едим яичницу прямо со сковородки. Бабушка говорит, так вкуснее. Это правда. Особенно собирать желток хлебным мякишем.

Потом бабушка моет посуду, а я пью яблочный сок.

— Почему ты любишь мыть посуду? — спрашиваю я, вытирая губы.

Бабушка говорит, что не любит.

— А зачем же моешь? — удивляюсь я.

— Чтобы она была чистая, — говорит бабушка и кладет тарелку в сушилку.

Наверное, так правильно. Я тоже не люблю мыться. Зато люблю запах шампуня.

20

Мама с папой сказали, что бабушка устает, ей надо побольше лежать. Теперь я сижу рядом с ней. Очень боюсь, что ее крылья могут помяться от долгого лежания, и она не сможет больше летать. Бабушка успокаивает меня и говорит, чтобы я ей почитала. Я беру с полки «Карлсона». Он тоже умеет летать.

21

Бабушка все лежит. Папа с мамой объясняют, что она болеет.

— Как же ее крылья? — говорю я, чуть не плача.

Родители удивляются и молчат. Они не знают, что бабушка умеет летать. Папа обнимает меня и говорит, что нам надо быть вместе. Папу я тоже не понимаю.

22

Бабушка просит принести ей попить. Я делаю теплый чай и добавляю в него две ложки меда.

— Спасибо, — говорит бабушка и тихо улыбается.

Я сажусь рядом и включаю телевизор. Бабушка любит смотреть кино. Если бы я могла, я бы сделала фильм про нее.

23

Я все время думаю о бабушкиных крыльях. Мне хочется спросить у нее об этом. Но бабушка почти ничего не говорит. Мне грустно. Мама с папой просят меня побольше быть с бабушкой. Я подхожу к бабушке, сажусь и держу ее за руку.

24

Бабушка говорит, что ей не заснуть. Я читаю ей вслух. Бабушке нравится, как я читаю. Она говорит, что я молодец.

25

Бабушка сильно кашляет, и папа дает ей теплое молоко. Я добавляю в него опять мед, который когда-то собрала бабушка. Ей лучше. Надо почаще давать ей пить с медом молоко или воду.

26

Я иду к бабушке сказать «Доброе утро!». Но папа с мамой останавливают меня и прижимают к себе. Они говорят, что бабушки больше нет.

Я вижу открытое окно. Значит, бабушка все-таки улетела. Мне становится очень обидно, что она не попрощалась. Но я рада, что ее крылья оказались в порядке.

27

Мама с папой говорят, что они всегда будут со мной.

— Бабушка тоже так говорила, — отвечаю я.

Они начинают плакать. Мне хочется рассказать то, о чем они не знают. Что у бабушки есть крылья. Что она умела летать. И, наверное, улетела. Но мне кажется, они не поверят.

Я открываю окно.

— Возвращайся, бабушка!

 

Тим живет тут

 

Меня зовут Тим, и мне десять. Тим — значит Тимофей. Так же зовут бабушкиного кота. Ему тоже десять. Он старый, и у него все время лезет шерсть. Бабушка вычесывает ее специальной щеткой, но это не помогает.

Бабушка говорит, что Тимофей — долгожитель.

— Значит, и я тоже долгожитель? — спросил я.

Бабушка засмеялась:

— Видишь ли, — сказала она, — один год в жизни кота равен семи годам жизни человека.

Я посчитал. Получилось, что Тимофею семьдесят лет.

— Ого! — сказал я и посмотрел на кота с уважением.

У меня есть сестра. Она очень маленькая, ей всего десять месяцев. Ее зовут Зой, и она недавно научилась ходить. Мама говорит, что скоро она будет бегать быстрее меня. Я так не думаю. С такими коротенькими ножками, как у Зой, далеко не убежишь. Конечно, маме я этого не говорю — зачем ее огорчать.

Мама любит Зой. Папа любит Зой. А я люблю, когда она щиплет меня за нос. И еще мне нравится щекотать ей живот. Тогда она громко смеется. И я смеюсь. И родители тоже. Хорошо, когда мы смеемся все вместе.

Еще у меня есть лучший друг. Его зовут Генка. Он живет в соседнем доме.

Когда появилась Зой, Генка сказал:

— Ну, теперь все!

— Что все? — не понял я.

— Да все, — вздохнул Генка. — Они теперь с ума сойдут. Все подарки ей. А тебе — кукиш.

— А ты-то почем знаешь?

Генка покачал головой.

— У Лешки Соколова та же история.

«Действительно, — подумал я. — Если у Лешки Соколова то же самое, значит, и у меня начнется».

Но ничего особенного не начиналось. Папа водил меня в зоологический музей и на подводную лодку. Мама готовила мои любимые тосты с сыром и целовала в лоб, провожая в школу. Но на душе было неспокойно. Я все время ожидал чего-то необычного. Такого, из-за чего бы сразу понял, что меня больше не любят. Ждал-ждал. И наконец-то дождался.

На Новый год папа с мамой подарили мне мобильный телефон. Я давно о нем мечтал. У нас в классе уже у всех мобильники.

— Смотри!— сказал я Генке. — А ты говорил…

Генка недоверчиво покосился на телефон. Посмотрел меню, послушал звук.

— А игр сколько? — спросил Генка.

— Три! — гордо ответил я и показал папку с играми.

Генка помотал головой и вздохнул.

— Бедняга, — сказал он и похлопал меня по плечу. — Даже не понял, что тебя облапошили.

Я отобрал у Генки мобильник и сунул его в карман.

— Как облапошили? — спросил я.

— А вот так! — усмехнулся Генка. — Устаревшая модель. Я видел такую в магазине. Копейки стоит.

— Ну и что? — я притворился, что мне все равно.

— А то, — продолжал Генка, — что началось твое притеснение. Вот скажи, что Зойке подарили?

Я попытался вспомнить:

— Пластиковые кубики, куклу с закрывающимися глазами, игрушечную коляску, мячик, платье с бантиками…

— Можешь не перечислять, — остановил меня Генка. — Чуешь разницу? А тебе какой-то старый калькулятор.

— Мобильник, — поправил я Генку.

— Одно и то же, — отмахнулся он.

Я чувствовал, что в Генкиных словах ни капли правды. Если меня стали меньше любить, то зачем вообще дарить подарки?

На мои доводы Генка ответил:

— Родители — люди деликатные. Не могли же они тебе ни с того ни с сего заявить: «Тимофей Игоревич, мы вас больше не любим. Уходите». Вот и выбрали осторожную тактику. Сперва некачественные подарки, потом противная еда, а там и до детского дома не далеко.

Я ужаснулся. Ни в какой детский дом ни за что! Максимум — к бабушке. Но у нее уже один Тимофей есть. Ничего, что старый, она же его любит. Да я и ем больше. А может, бабушка с родителями заодно? Она ведь Зойке тоже какую-то дорогую штуковину подарила…

— Лошадку, — вспомнил я вслух.

— Чего? — переспросил Генка.

— Да так, ничего.

Я достал телефон из заднего кармана. Кажется, он еще и не новый. Ну да, наверное, в комиссионке купили. Мне стало совсем тоскливо.

Я положил телефон обратно, прислонился спиной к стене и сполз на пол.

— Что же теперь делать? — спросил я сам себя.

Ответил Генка.

— Не отчаивайся! — сказал он. — Мы тебя спасем. Я тысячу раз об этом фильмы видел. Надо тебя… похитить! Ну, чтобы родители заволновались. Небось, с ума сойдут. Вот тут ты и поймешь, как ты им дорог.

Я посмотрел на Генку снизу вверх.

— Кому я такой нужен? Меня и похищать-то некому.

— Похитители всегда найдутся,— заверил меня Генка. — К тому же, не обязательно ведь по-настоящему. А родители пусть думают, что все взаправду.

Генка сел рядом и стал составлять план. Он сказал, что нужно самим написать письмо. А лучше вырезать буквы из журналов и составить из них слова, тогда уже точно не узнать, кто написал. Засунуть письмо под дверь, а самому скрыться.

— А куда?

— Да хоть куда, — ответил Генка, — денек где-нибудь переждать. Родителям и этого хватит. А когда они потеряют надежду и раскаются, тут ты и появишься. Скажешь, что чудом сбежал от похитителей. Вот и все.

Из кармана послышалась веселая мелодия. Звонил папа. Сказал, что не сможет заехать за мной. Зой надо везти в поликлинику.

— Дело — труба, — сказал Генка.

Я понурился. Наверное, Генка прав. Без самопохищения не обойтись.

— А если придется еще и ночь сидеть? — спросил я обреченно.

Генка встал и потянул меня за собой.

— Пойдем ко мне, — сказал он. — Я тебя дома спрячу, мама и не заметит.

Пока мы шли к Генке домой, мне вспомнился кот Тимофей. Бабушка часто говорила о том, что в десять лет коты уже становятся обузой. За ними надо постоянно прибирать, мыть и стирать. Я вспомнил, как часто мама за мной убирает.

Мне стало так горько, что захотелось плакать. Наверное, я сам виноват, что меня разлюбили. Но ведь и Зой не подарок. Постоянно разбрасывает игрушки по полу, лезет, куда не надо. А ей — ни слова…

— Ха! — сказал я вслух.

Генка обернулся.

— Ты чего? — спросил он.

Я махнул рукой, и мы пошли дальше. Больше я ни о чем не думал.

Дома у Генки никого не оказалось. Мама должна была прийти поздно, папа работал в ночь. Мы стали искать журналы и вырезать нужные буквы. Сперва получилось так:

«Мы похитили Тима. Давайте выкуп. Похитители».

— Чего-то не хватает, — сказал Генка и добавил:

«Мы похитили Тима. Давайте выкуп. Убьем. Похитители».

— Как-то непонятно получается, — сказал я. — Кого они убивать собираются? Родителей, выкуп или меня?

Генка задумался.

— Н-да, — сказал он. — Действительно непонятно.

И стал дальше рыться в журналах.

Вот что получилось теперь:

«Мы похитили Тима. Давайте выкуп. Убьем Тима. Похитители».

— Ну как? — спросил Генка.

— Уже лучше, — сказал я. — Только теперь кажется, что они меня убьют, когда выкуп получат.

Генка недовольно заворчал.

— Ты прямо как Тамара Петровна по русскому, лишь бы к чему придраться.

И Генка снова стал орудовать ножницами.

— Все, больше не буду переделывать, — сказал он и показал мне письмо.

«Мы похитили Тима. Давайте выкуп. Не дадите — убьем Тима. Похитители».

— Вот теперь самое то! — одобрил я и даже немного испугался — так правдоподобно Генка все написал.

— Тогда я понес, — сказал Генка.

— Куда?

— К тебе, конечно, — Генка нахлобучил шапку. — Тебя же уже похитили.

И Генка пошел ко мне. А я остался сидеть у Генки. Было тихо. Так тихо, что я слышал, как тикают часы в соседней комнате. Я выглянул в окно. Генка, наверное, уже вошел в мой подъезд. Интересно, что скажет папа, когда прочтет письмо? И будет ли плакать мама? Зой, конечно, ничего не скажет, а плачет она и так постоянно. А вдруг мама и папа обрадуются и не захотят меня возвращать? Тогда что? Всю жизнь у Генки жить? Я огляделся. На пыльном экране телевизора было выведено «Гена» и рядом нарисована рожа. Край ковра залезал под диван. На столе — ваза с сухими цветами. Я снова посмотрел на улицу. Нашел окна своей квартиры и подышал на стекло.

— Там живет Тим, — сказал я.

На стекле остался след от моего дыхания.

В дверном замке повернули ключ.

— Дело сделано! — крикнул Генка из коридора.

Я вскочил и побежал к нему.

— Ну как? Расскажи!

Генка победоносно вскинул голову.

— Ерунда, засунул письмо под дверь — и фьють! — Генка присвистнул. — Только меня и видели!

Генка даже не позвонил в звонок. Подумал, сами заметят. Не будут же они все время дома сидеть? Тем более, папа сказал, что они поедут с Зой в поликлинику. Теперь оставалось только ждать. Весь вечер, всю ночь и еще утро.

— А днем уже можно будет пойти? — спросил я Генку.

— Днем можно, — кивнул он. — Лучше бы, конечно, их до завтрашнего вечера помучить. Но раз тебе не сидится…

Назавтра было воскресенье. Нам с Генкой повезло, что в школу не нужно. Туда ведь все равно пришлось бы идти, похитили тебя или нет.

Мы сидели с Генкой на кухне и пили чай.

— Люблю горячий, — сказал Генка и довольно зажмурился. — А ты?

— А я всегда холодной водой разбавляю.

Я смотрел на Генку и думал о том, что нет у него ни брата, ни сестры. Что ему, наверно, скучно здесь сидеть одному, ждать родителей с работы…

Я снова посмотрел на свой дом. Мне захотелось высунуться в окно и крикнуть что есть сил: «Я тут!» Но я не крикнул. Меня похитили, и теперь я вынужден был сидеть у Генки и пить горячий чай.

— Я вот что думаю, — вдруг сказал Генка. — Мобильник отключи. Они ведь звонить будут.

Я достал телефон. Вообще-то мне он нравился. Не знаю, почему Генка решил, что телефон плохой. Теперь мне казалось, что он хороший и абсолютно новый...

— Дай я выключу, — не выдержал Генка.

Я отдернул руку и замотал головой. Я вспомнил, как смеялась Зой, когда я впервые показал ей язык. И еще вспомнил, как мама сегодня утром завязала мне шнурок. А папа засмеялся и взъерошил мои волосы.

Нет, все не так! Я вскочил с табуретки так резко, что она упала Генке на ногу.

— Ты чего?! — Генка схватился за ушибленное место.

— Извини! — крикнул я, на ходу надевая пальто. — Не хочу я похищаться!

И выскочил во двор. Мне хотелось во что бы то ни стало успеть домой до того, как родители прочтут письмо. Я бежал со всех ног. Ботинки скользили. Шапка съехала на глаза. Я попытался ее поправить, потерял равновесие и...

Бум!

Когда я открыл глаза, то увидел папу. У него изо рта шел пар.

— Сколько раз я тебе говорил, не бегай так быстро!

Я кивнул.

— Ты не ушибся? — послышался мамин голос.

Я отчаянно помотал головой.

Папа помог мне встать.

— А я вас увидел, — сказал я как-то тихо и неуверенно.

Мы пошли домой. Письма в двери не оказалось. Я перевесился через перила. Видно, Генка впопыхах перепутал квартиры и оставил записку этажом ниже. Там живет старенький дедушка, который редко выходит из дома.

Записку я потом забрал и порвал на множество маленьких кусочков. Зой смотрела, как я рву бумагу, и смеялась.

— Что это ты рвешь? — спросила мама, присаживаясь рядом.

Я поднял на нее глаза:

— Вы ведь меня любите?

Наверное, это прозвучало очень жалобно, потому что мама улыбнулась и сказала:

— Тим живет тут.

И показала туда, где сердце.

Я бросился к маме и обнял ее что есть сил.

Кот Тимофей сбежал из дома.

— И куда его понесло на старости лет? — спросила бабушка, грустно глядя в окно.

Я посмотрел на котенка, которого бабушка подобрала в подъезде.

— Не переживай, — сказал я и взял бабушку за фартук. — Он вернется, он поймет…

 

 

 
   
 

Проталина\1-4\16 ] О журнале ] Редакция ] Контакты ] Подписка ] Авторы ] Новости ] Наши встречи ] Наши награды ] Наша анкета ] Проталина\1-4\15 ] Проталина\3-4\14 ] Проталина\1-2\14 ] Проталина\1-2\13 ] Проталина\3-4\12 ] Проталина\1-2\12 ] Проталина\3-4\11 ] Проталина\1-2\11 ] Проталина\3-4\10 ] Проталина\2\10 ] Проталина\1\10 ] Проталина\4\09 ] Проталина\2-3\09 ] Проталина\1\09 ] Проталина\3\08 ] Проталина\2\08 ] Проталина\1\08 ]

 

© Автономная некоммерческая организация "Редакция журнала "Проталина"   27.01.2013