Литературно-художественный и публицистический журнал

 
 

Проталина\1-4\16
О журнале
Редакция
Контакты
Подписка
Авторы
Новости
Наши встречи
Наши награды
Наша анкета
Проталина\1-4\15
Проталина\3-4\14
Проталина\1-2\14
Проталина\1-2\13
Проталина\3-4\12
Проталина\1-2\12
Проталина\3-4\11
Проталина\1-2\11
Проталина\3-4\10
Проталина\2\10
Проталина\1\10
Проталина\4\09
Проталина\2-3\09
Проталина\1\09
Проталина\3\08
Проталина\2\08
Проталина\1\08

 

 

 

________________________

 

 

________________________

Михаил Захаров

 

 

Продолжаем знакомить читателей с прозой Михаила Захарова. Источником его творчества стали маленькие сибирские деревни — хранительницы целого пласта национальной бытовой культуры, в последние годы безвозвратно исчезающие.

Родился Захаров в 1945 году в деревне Березовка под Уватом, живет в Тюмени. Член союза художников России, автор двух литературно-художественных альбомов и нескольких персональных выставок живописи. В 2009 году за рассказы и повесть, опубликованные в «Проталине», был награжден дипломом победителя всероссийского конкурса «Патриот России».

В этом номере писатель обратился к новому жанру иронической фантастики.

 

Полет в никуда

 

…И снится нам трава, трава у дома,

зеленая, зеленая трава…

 

Из песни

 

В ночь на Рождество, с 6-го на 7-е января, лысеющий Иван Пантелеич вышел во двор до ветру. Ночь выдалась ясная, морозная. Полная луна, натужась в немом крике, зависла над Городком. Ледяная крупа колючками бесшумно осыпалась со звезд. Иван Пантелеич в нужник за амбар не пошел. Помочился тут же, за углом, в сугроб. Облегченно крякнул, напугав деревенских собак. Закурил, задрал к черному небу голову, пуская махорочные кольца вдоль Млечного Пути. Глядя на путавшиеся меж звезд спутники, вспоминал серые, засиженные мухами страницы своей жизни.

Вот в детстве, как и все, мечтал быть космонавтом, а вся жизнь прошла со скотиной — стал деревенским ветеринаром. Жалованье размером в трудодни в горсть поместится. Семья в дюжину ртов в крохотном латаном-перелатаном домишке. А на столе главный хлеб — картошка, всему голова! И никакого просвета! И нет свободы, и нет паспорта.

Остаток ночи Иван Пантелеич промучился бессонницей, вдыхая запах кислых щей и подсыхающих портянок. К утру окончательно утвердился в мысли о том, что так дальше жить нельзя. Что-то надо менять! Едва дождался рассвета. Только забрезжило, только замычали коровы, залез в пимы и последил к сторожу арочника Фёдору.

Внутренности арочника с огромной механической мясорубкой, где когда-то, в перестроечные времена, делали колбасы, давно растащили деревенские. Теперь принялись и за сам арочник. С конца, противоположного будке сторожа, мало-помалу начали растаскивать дюралевую кровлю. Бывший хозяин, задушенный ментовскими поборами, задавленный чиновничьими непосильными налогами, давно съел остаток лошадей — сырье для колбасы, и то ли на почве горя, то ли спился, всяко в народе говорят, попал в дурдом.

Фёдор того не знал и караулил хозяйское имущество из преданности, а скорее всего, просто по привычке. Трудоднями его уже давно никто не баловал, и довольствовался он маломальской сторожкой при арочнике да какими-никакими доходами, иногда сбывая на сторону материалы, добытые с охраняемого им же объекта.

Разномастная голодная стая дворняг, вечных спутников российских сторожей, едва не загрызла Ивана Пантелеича, не вылезь на крыльцо лохматый Фёдор. Громко цыкнув, он метко запустил в стаю мороженой картофелиной, сразив наповал одну из дворняг. Взяв ее за задние лапы, сторож потряс добычей:

— К вечеру на шашлык заглядывай!

Потер красные глаза, жестом пригласил войти. Иван Пантелеич с трудом протолкнул себя сквозь завесу самогонных паров и очутился в прокуренной, едва освещенной керосинкой внутренности жилья. Фёдор черной клешнястой лапой смахнул со стола рыбьи объедки, захрустел ими по полу, топая в угол, заваленный мешковиной. Из-под тряпья, распинав кошек, вытащил трехлитровую банку с мутноватой жидкостью, молча поставил на стол. Понюхал содержимое, уткнувшись в банку носом, затем сунул в нутро палец, повел им по краю, как ложкой, вылавливая гущу с черными хохоряшками. Отряхнул палец в угол, туда же сморкнулся смачно, сгреб с подоконника емкость, напоминавшую кружку, понюхал, выплеснул что-то под стол, налил из банки, пихнул Ивану Пантелеичу: пей!

Ветеринарное образование не позволяло гостю тотчас же схватиться за кружку. Подцепив пальцем за скобку, он медленно начал поворачивать кружку вокруг своей оси, брезгливо выбирая, с какого бы боку приложить губы.

— А ты не моргуй! Пей, пей! Ты думашь, я не моргую?!

Наконец Иван Пантелеич решился. Зажмурив глаза, как перед прыжком в крещенскую купель, обхватил губами край кружки с многолетними отложениями, громко хлюпнув, выплеснул в себя содержимое. Под фуфайкой зажурчало, как в канализации, с маху упало ниже пупка. Благодатное тепло, медленно разливаясь по телу, пошло вверх, к голове. Медленно, медленно Иван Пантелеич открыл глаза. В розовом интерьере танцевал розовый косматый Фёдор. Стало хорошо!

— А я ведь вот чё к тебе пришел! Не слетать ли нам на Луну?!

— На Луну?! — Фёдор хлопнул содержимым кружки, помял губами, закурил: — На Луну — нет! Одним днем не обернешься, а на ково хозяйство оставлю? — Сторож махнул в окно на арочник: — На Луну — нет! Все растащат, пока там болтасся. А тебе, коль одному несподручно, зови Петровича. Кооператор, механизатор — мужик сурьезный! Опора, если чё, надежна!

Иван Пантелеич вывалился наружу. Вдохнул глубоко и заскрипел розовым снегом к гаражу Петровича. Фермер — неудачник в первом поколении — стучал кувалдой, бренчал гаечными ключами.

— На Луну?! Нет! Некогда! — отрезал он. — Мне к посевной из двух тракторов хоть бы один собрать. Хозяйство у меня! Ты уж не обижайся, у тебя, кроме одной худой коровы, никого. А у меня их три. Да свинья, да куры! На ково оставишь, пока с тобой болтасся? С голоду передохнут. Подай-ка мне вон ключ на семнадцать. А на чем полетишь-то?

— Да все, вроде, продумал! Думаю, на сборном.

— Но, коль так, запчастями какими помочь могу! Колесо вот от «кировца» есть, муфта почти новая, радиатор от КамАЗа. Если сгодится, можешь взять! Обратно прилетишь, дак вернешь! А насчет напарника я тебе так скажу: дуй к Кольке-кузнецу. У ево ни кола, ни двора, ни работы. Пролетарий! Вот и полетите вместе, два сапога — пара! Он тебе как бы вместо бортинженера будет.

Колька-пролетарий сидел в углу прокопченной холодной кузни. Протирал ветошью ржавый лемех:

— Вот фермеру, козлу, и загоню за литру. Я ведь еще осенью у ево же открутил. А ты зря к ему ходил, хапуга он и мелочник. Все лето на ево пахал, а рассчитался со мной колесом от «кировца». Второ-то себе оставил! А что с полетом, ты это хорошо задумал! Поддерживаю! Один хрен, делать тут неча! Токо нам навар-то какой? Ну, слетам, а дальше чё?

— А дальше вот чё! Мы всю Галактику исколесили, а на Луне так и не были. А американцы вон, скоко раз летали! А мы ни разу! Полет, так сказать, международное политическое значение имеет! Я так думаю: в «Роскосмос» обратимся за поддержкой. А те, глядишь, и Госдуму привлекут. Если те похлопочут, нам и ссуду дадут. Деньги-то ведь кругом нужны: и на постройку корабля, и на продукты! Обмозговать все надо в деталях. Там ведь, что случись, космос! Ни гвоздя, ни палки не купишь!

— А ведь верно судишь!

— Вот и договорились!

Решено было не медлить. Первым делом удалось добиться связи с «Роскосмосом», как только нашелся Интернет. В «Роскомосе» очень заинтересовались. И тут же вынесли предложение в Госдуму. Там тоже горячо поддержали. Как бы инициатива пошла с низов, от народа — у официальных-то ведомств все идет через пень-колоду. На проект перекинули гранты, которые какой уж год клянчили Минздрав и Минобразование. Объяснено это было так: мол, все равно мы геморрой лечим в Швейцарии, а детей учим в Гарвардах.

Госбюджет выделил деньги на финансирование экспедиции. Первоначальная сумма на постройку корабля отправилась. Через день-два указанная сумма осела в карманах коррупционеров. До адресатов дошли крохи. О новом оборудовании для корабля и думать теперь было нечего.

Пара дней ушла на поездку в райцентр. Там, в хозмаге, присмотрели скобы, гвозди, шурупы, гайки, бухту проволоки. Достали прайс-лист, прикинули стоимость движка, пиломатериалов, во сколько обойдется лес-кругляк, сено в тюках для коровы. Сумма вышла приличная, с шестью нулями. Начали урезать. Покумекали, решили, что солнечные батареи из старых «жигулевских» радиаторов можно сделать — их за Городком, на свалке, полно валяется. Колька заверил:

— Я с железом на «ты». Проблем не будет!

Сэкономить решили и на скафандрах. Это самая дорогая работа. Если «Роскосмосу» заказывать, дак в Москву на примерку не наездишься. Решили применить нанотехнологии и изготовить скафандры из полихлорвиниловой пленки. Помогли нефтяники. Дали три рулона черной пленки, которой изолируют нефтепровод.

Окончательный вариант концепции экспедиции отправили в «Роскосмос». Через месяц приехал оттуда представитель с документами, но без денег. Встретили официально, честь по чести, как положено. Три дня пили брагу у сторожа Фёдора, закусывая собачьими шашлыками. Но, как говорится, делу — время, потехе — час. Представитель подробнее ознакомился с планом мероприятия. Одобрил! Дал дельный совет. Предложил заменить радиаторы от «жигулей» на радиаторы водяного отопления. На случай столкновения с метеоритами — они прочней и космической пылью не так забиваются. Из продуктов квашеную капусту присоветовал: хорошо от цинги помогает. Тушенку «Армейскую» с консервантом «Е» ГОСТ 134 предложил. Желудок, говорит, хорошо принимает. Не дай Бог, если живот прихватит, скафандр надевать и снимать замучишься. Насчет колеса от «кировца» высказал сомнение: дескать, при жесткой посадке резина может лопнуть. Для смягчения посадки посоветовал амортизаторы от мотоцикла «Иж-54». Вручил доверенность на получение материалов и список министерств-спонсоров, участвующих в программе полета. Похмелился и уехал.

В списке министерств, выделяющих спонсорскую помощь, значились:

— Минсельхоз (пятьсот рублей, пять мешков гороха, мешок укропа, пять мешков ржи);

— Минздрав (спирт медицинский этиловый — 50 флаконов, коробка таблеток в ассортименте, шприцы для инъекций корове и экипажу, тюк упаковок стерильной ваты, туалетная бумага — 300 кг в рулоне);

— Министерство иностранных дел (тысяча рублей, подзорная труба 50-кратная для наблюдения за военными объектами США, портативная рация для прямой связи с главкомом).

МВД и ФСБ хотели всучить своих шпионов-наблюдателей, но в «Роскосмосе» идею опротестовали за неимением свободных мест на корабле. Минфин не дал ни копейки, ссылаясь на пустую казну в связи с очередной инфляцией. Ведомства, которые были намерены в дальнейшем принять участие в научных экспериментах во время полета, будут обсуждать эту возможность на расширенном ученом совете в присутствии Национального Лидера.

Глава муниципального образования, как только узнал, что в его владения большой чиновник из Москвы наведался, сразу же и прикатил проконтролировать сборы. Почему, мол, через инстанции действуете? Почему в известность не поставили? Дескать, я тоже не прочь посидеть в компании с хорошим человеком! Но когда его ввели в курс дела, понял всю значимость причастности региона к Великим Событиям. Тотчас же вскочил на велосипед и на прием к губернатору дунул. Хлопотать о содействии.

Через пару дней будущих космонавтов пригласили с докладом в местное правительство. Губернатор, маленький, вальяжный, меланхолично покусывая заячью губу, безучастно выслушав доклад, кому-то куда-то позвонил и распорядился подателям записки выдать лес-кругляк (15 кубов), 24 тюка сена да пять тюков соломы. Позвонил на ферму, чтобы выдали корову-рекордсменку. Встреча с начальством проходила в закрытом режиме. Журналистов не приглашали, дело-то все-таки секретное. Тут же и решили большинством голосов для постройки корабля пригласить гастарбайтеров из Таджикистана. Не пьют, обои хорошо клеят, плитку ровно кладут. Работящие ребята! Финансирование строительства взяло на себя ООО «Леспромгвоздь».

Плотно пообедав в обкомовской столовой, ходоки отправились в отдел кадров города. Получили паспорта, удостоверения. Заглянули в аптеку, набрали полный пакет активированного угля. А в основном решили пользоваться аптечкой «ФЭСТ». Для перегонки коровьей мочи набрали кое-каких реагентов. Вспомнили, что на совещании был совет водку с собой не брать. Дорого! Предложение было делать брагу из ржи на борту, да там же на месте и перегонять — намного дешевле обойдется! Опять же рожь и для супа годится. Зашли на ферму, получили по доверенности корову пестрой масти не первой молодости.

В понедельник в соседней деревне присмотрели сруб на общий отсек корабля. Нижние венцы сруба немного подгнили, но если заменить, то лет на сто хватит. Иван Пантелеич обстукал бревна обухом топора.

— Ишь, звук какой ядреный! Два ряда надставим да металлосайдингом обобьем — как новенький будет!

Сруб быстро перекатали и перевезли к кузне. Гастарбайтеры за две недели управились. Кабина получилась двухуровневая. Второй этаж определили под командирскую рубку. Сени, большие, утепленные, — для коровы. Перед сенями — просторный тамбур для грубых работ, таких как распиловка дров и колка. Тут же отвели место для хранения хозинвентаря: метлы, лопата, пила двуручная, колун, спецодежда.

Хлопотное дело получилось с пошивкой скафандров. Сначала хотели пошить два экземпляра, но после консультации в «Роскосмосе» решили изготовить один, так как по инструкции корабль двоим сразу покидать нельзя. Кто-то один должен управлять кораблем. Космос все-таки, мало ли что! Для скафандра использовали черную изоляционную пленку, подарок нефтяников, промазав ее многократно клеем «Момент». Поверх, в местах стыков, для большей прочности прошлись скотчем. Основой для обуви взяли валенки с галошами. Голенища присоединили к скафандру опять же клеем «Момент» и скотчем. В промежность скафандра приспособили откидной клапан на липучке. Надежно и удобно! Для шлема хорошо подошел прозрачный плексигласовый колпак от кухонного комбайна «Мулинекс». Получилась очень прочная и надежная конструкция. Руководство «Роскосмоса» порекомендовало Академии наук внимательно присмотреться к новинкам. Особенно к такой удачной находке, как липучка в промежности. Консультант из «Роскосмоса», генерал, трижды Герой Космоса, вспоминая свой личный опыт пятилетнего пребывания в космосе, отметил, что отсутствие клапана на прошлых моделях во время приступов диареи приводило к неприятным казусам, вследствие чего донимала постоянная опрелость. Были случаи, когда кончалась детская присыпка, и приходилось обходиться лунным грунтом, образцы которого в обилии находились на борту корабля для научных исследований. Все это учла и запротоколировала спецкомиссия РАН.

Проемы для окон пришлось заложить кирпичом. Вместо них вставили иллюминаторы, снятые со старой баржи. Все щели запенили монтажной пеной, получилось герметично. Стали решать вопрос с входной дверью. Перебрали множество вариантов. Наконец выбрали один: решили намертво вставить в железную входную дверь прозрачный люк от стиральной машины «Аристон» — «Маргарита» с герметично закрывающимся лазом. Через него и будет осуществляться выход в открытый космос. Саму же дверь изнутри снабдили прочными щеколдами.

На первом этаже поставили две кровати с панцирными сетками. Старомодно, но прочно. В условиях невесомости не развалятся. Между кроватями печник из соседней деревни за 500 рублей сложил печку на манер русской. К печной заслонке приварили петли, чтобы в полете чугунок со щами не летал по помещению.

Туалет соорудили в сенях. Для справления малой нужды приспособили шланг от той же стиральной машины «Аристон». Технологию переработки биологических отходов предложили специалисты с химического факультета МГУ. Тяжелые отходы после сушки шли на растопку, легкие — на повторную переработку, после которой вновь использовались в качестве питья и для приготовления пищи. Решились и проблемы с коровьими отходами. У той все годится, все в пользу. Так, ученые-химики предложили специальные реагенты для превращения мочи в брагу, а после двойной перегонки — в чистейший самогон. Часть переработанной коровьей мочи, оставшаяся после браги, шла на пойло самой корове. Самогонный аппарат нашелся с большой скидкой в интернет-магазине. Так же приобрели и подержанный сепаратор для переработки молока.

В сенях хотели соорудить поленницу из дров, да вовремя спохватились: в невесомости поленья раскидает в свободном полете по всему кораблю, и при столкновении с головой они могут быть очень опасны. В «Роскосмосе» посоветовали целые бревна обвязать тросами и тащить за кораблем на буксире. Распиловку по мере необходимости производить в тамбуре, предварительно затащив бревно специальным крюком через люк.

Специалисты с полмесяца устанавливали компьютер в командирской рубке. Еще три дня ушло на обучение команды компьютерной грамотности. Наконец космонавты с горем пополам научились с помощью мыши заходить в Интернет и отвечать на позывные главного управления «Роскосмоса».

При выборе и установке двигателя возникли разногласия. Сначала появилась идея использовать мотор от бензопилы «Дружба». Но консультант, трижды Герой Космоса, заявил, что по опыту знает, что в условиях космического холода пусковой ремень рвется, а вот движок от кинопередвижки в прошлых полетах зарекомендовал себя положительно. По своей мощности он и корабль выведет на орбиту, и работу компьютера и электробритвы обеспечит.

В Академии наук долго бились над вопросом отопления корабля. В конце концов, решили установить на печи паровой котел литров на 50. Для бесперебойной подачи воды в котел нашли остроумное решение — использовать оттаявший конденсат с иллюминаторов, для чего над иллюминаторами установили медицинские грелки, соединенные патрубками диаметром в 10 миллиметров с паровым котлом. Горячая вода из котла через патрубки под давлением поступала в грелки, которые разогревали замерзшие иллюминаторы. Под иллюминаторы установили специальные емкости, из которых оттаявший конденсат по специальным стокам снова попадал в паровой котел. Тем самым обеспечивался бесперебойный кругооборот горячей воды в системе отопления корабля. Позже эта идея была украдена американцами для использования на своих космических кораблях.

Для разгона корабля при взлете решили все-таки использовать колеса от «кировца», которым долго не могли найти применения. По расчетным данным, при входе в стратосферу они должны были автоматически отцепиться от корабля и упасть на Землю где-то в безлюдном районе Якутии.

Смягчить посадку на Луну решили с помощью резиновой армейской лодки, для чего поддомкратили корабль и закрепили под ним лодку в сжатом состоянии. Перед приземлением корабля лодка должна была надуваться автомобильным насосом. Но кто-то заметил, что в условиях космоса воздуха нет, придется накачать лодку на Земле, хотя все осознавали, что в полете корабль из-за этого будет сильно «парусить».

А между тем из города, от Комитета по содействию космосу, активисты молодежного объединения «Мы Ваши» передали космонавтам флягу подсолнечного нерафинированного масла, портрет Национального Лидера, а также текст государственного гимна с пожеланием петь его каждое утро в восемь часов и перед отходом ко сну. Подарили несколько больших упаковок носков и трусов. Поскольку стирка в условиях невесомости невозможна, заношенные трусы и носки можно использовать вместо ветоши для обтирки двигателя.

Из Минсельхоза привезли несколько саженцев кедра сибирского для последующей прививки к ним лимонного дерева, а также семена лука-батуна и укропа. Из Минздрава напихали целую коробку пробирок с разными микробами для скрещивания. Из личных вещей Иван Пантелеич на борт взял фортепьяно, на котором в детстве целый год осваивал науку играть по нотам. Николай взял железные стационарные тисы, наковальню и тяжелый молот, а также прихватил на всякий случай лом и русско-английский разговорник.

Ну, вот и все. Вроде бы как и подсобрались. Через «Роскосмос» объявили Национальному Лидеру о готовности, запросили сроки старта. Лидер счел политическим актом назначить старт на 1-е ноября: это будет хорошим козырем перед вступлением России в ВТО. Стали собирать подписи под актом готовности. Пожарные уперлись, ни в какую не подписывают! Дескать, у вас следующие нарушения:

— Обои наклеены слишком близко к печке.

— У печи на полу перед поддувалом отсутствует железный лист.

— Самогонный аппарат не сертифицирован. Есть опасность взрыва.

— На борту нет песка для засыпки очага возгорания.

Замечания вроде бы приняли. Вместо песка, на худой конец, можно использовать лунный грунт. А вот как обойтись без самогонного аппарата? К пожарникам как только не подходили! И взятку-то предлагали, и недели две брагой у Фёдора поили. Утром к нему, как на работу, шли на опохмелку:

 

Красные околыши,

Хмурые лица.

Российские пожарники

Идут опохмелиться.

 

Уперлись! Не подписывают, и все тебе тут! Пришлось обратиться в Госдуму. После того, как думцы сделали серьезное предупреждение министру ЧС товарищу Нигугу насчет его соответствия занимаемой должности, вопрос решился тут же и положительно.

В санэпидемстанции тоже все пошло не совсем гладко. Мол, у коровы могут быть и бешенство, и ящур. А это уже угроза для всей Галактики! Стали брать анализы у коровы. Отправили в Москву, в лабораторию. Иван Пантелеич рванул туда же следом с флягой браги. Своих людей нашел, подключил. Трижды Героя Космоса пришлось в ресторан сводить. Ну, конечно, дорого все там! Ладно, хоть брагу свою под столом разливали.

Ну, были потом мелкие замечания, вроде такого: окурки у печки не складывать, а вытряхивать в люк. Если же на Луне приспичит курить, то окурки следует присыпать грунтом во избежание вторичного использования инопланетянами.

Наконец-то, вроде, все подписали!

В Роспотребнадзоре рекомендовали хранить картошку под кроватью, подальше от света, чтобы не допустить позеленения и образования яда соланина. По поводу коровы пришел ответ: «Поскольку молоко пастеризовать на борту корабля нет возможности, то в случае контакта с инопланетянами молоко им ни в коем случае не предлагать. Неизвестно, как их организм на это отреагирует». Посоветовали лучше угостить квашеной капустой и показать портрет Лидера.

Была получена консультация у психологов. Поскольку неизвестно, как будут развиваться события при встрече с инопланетянами, будут ли они доброжелательными или агрессивными, предугадать сложно. Психологи все же предложили быть осторожными и, на всякий случай, не употреблять матерных слов. При агрессии с их стороны, если обстановка накалится до крайности, можно предложить самогонки. Это должно подействовать расслабляющее на их психику. В блок корабля инопланетян желательно не приглашать во избежание неприятностей.

Трижды Герой Космоса вспоминал, что как-то на безымянной планете в созвездии Пса имел неосторожность пригласить к столу аборигенов. В результате у него украли блок сигарет «Прима» и немецкий аккумулятор, а взамен подсунули старенький тюменского производства. Еле-еле дотянул до базы на Альдебаране. Только там, в гостинице, и подзарядил.

А пока, в ожидании старта, отлетающие занялись земными делами. Иван Пантелеич заготовил домашним сено для коровы. Выкопал картошку. Подшил всем валенки на зиму. Николай, между делом, украл с хоздвора фермера культиватор, а потом ему же и продал. Деревенские по вечерам приходили попрощаться — кто с брагой, кто с самогоном. Кто-то принес ватные штаны, кто-то — носки из овечьей шерсти, кто-то — мыло хозяйственное. Фёдор сшил и подарил две собачьих жилетки.

Вот и октябрь наступил. Забили свиней, наделали ведра пельменей. Заранее отметили 7-е ноября. Утром из района прибежал нарочный с пакетом. Говорит, объявлена готовность номер один.

В восемь часов утра первого числа — старт. Спешно загрузили мешки с морожеными пельменями. Пантелеич прихватил петуха с курицей — все-таки веселей. Всем миром соорудили каток с крутого берега Тавды для стартового разгона. Решили проблему с твердыми коровьими отходами: к подхвостью системой ремней прикрепили штанину от подаренного ватника с алюминиевой миской на конце, куда и будут попадать отходы. Ну, а дальше дело известное — переработка.

Утром 1-го ноября ни свет, ни заря гамузом отбуксировали корабль на каток. Еще раз полили водой для скольжения, запихнули в блок упирающуюся корову, курицу да петуха. Стали прощаться. К половине восьмого прибежал запыхавшийся губернатор. Стеснительно взял под локоток Ивана Пантелеича, отвел в сторонку и по-отечески сунул в карман триста рублей. Мол, от чистого сердца. Тут рюмкой стали всех обносить. Кто-то уже было запел. Николай вприсядку бросился гопака отплясывать. Жена Пантелеича заревела, дети завыли. Губернатор с рюмкой в руке, покусывая заячью губу и едва сдерживая слезы, скромно топтался в сторонке.

Ну, вот и все! Пора! Космонавты скрылись внутри корабля, прочно закрыв за собой щеколду. Николай крутанул рукоятку двигателя. Движок несколько раз чихнул и монотонно запупукал. Дети и жена Пантелеича прильнули к иллюминаторам, размазывая по стеклу слезы и сопли и немо открывая рты. Кукушка на часах под зеркалом хрипло прокуковала восемь раз. Толпа дружно навалилась на корабль. Губернатор громко начал отсчет: «Три! Два! Один! Пуск!» Корабль столкнули с берега, и он, подпрыгивая на неровностях, стремительно заскользил вниз на лед Тавды. Там его два-три раза подбросило на ухабах, и наконец он мягко оторвался от земли, набирая высоту. Бревна, привязанные к кораблю тросом, какое-то время грохотали по льду, наконец и они оторвались от земли и заболтались на ветру за бортом.

Корабль накренился, вошел в вираж. Вот она внизу, родная Тавда! Вон там Ерёмино, а дальше Петрунькино. Там и Плюшкино под крылом мелькнуло. А там дальше Тюмень, да и вся великая Россия. Иван Пантелеич по рации передал Национальному Лидеру:

— Подлетаем к Москве. Пятьдесят километров осталось.

Лидер в майке и в переднике (он лепил в это время пельмени) выскочил на балкон, отмахивая полотенцем: дескать, загребайте правее, правее, не зацепить бы Спасскую башню!

Почетный круг над Москвой был благополучно завершен. Из «Роскосмоса» последовала команда выходить на орбиту. Ощутимо возросла нагрузка. Корова рухнула на коленки. Иван Пантелеич всем своим тщедушным телом навалился на корову, зажав ее в угол. Пока они там барахтались при переходе на сверхзвуковую скорость, корова как-то вывернулась и оказалась сверху Ивана Пантелеича. Придавленный двумя центнерами говядины между комодом и стеной, космонавт начал синеть лицом и задыхаться, живот угрожающе вспучился. Николай в командирской рубке остро ощутил нехватку кислорода.

Через какое-то время корабль покинул атмосферу Земли. Петух, солидно помятый, порхал под потолком. Корова зависла вверх ногами посреди сеней. Штанина с алюминиевой миской, наполненной свежими коровьими отходами, в свободном полете монотонно била по лысине Ивана Пантелеича. Очумевший космонавт оттолкнул кастрюлю и подлетел к самогонному аппарату. Взяв шланг в рот, долго и жадно сосал, бездумно выпучив глаза.

На втором витке решили освободиться от колес «кировца». Из «Роскосмоса» указали точку в безлюдном районе Якутии, 68 градусов широты и 95 градусов долготы. С Земли изумленно наблюдали, как огненный шар разваливается на части. Что-то с огромной скоростью врезалось в тайгу. Сейсмографы всего мира зарегистрировали волну землетрясений, которая, дважды обогнув земной шар, полностью разрушила заброшенное стойбище оленеводов в сибирской тундре. Двум охотникам, находившимся в ста километрах от эпицентра падения колеса, была оказана экстренная психиатрическая помощь. Долго их перебрасывали по ведущим московским психушкам, и в конце концов оба они успешно баллотировались в Государственную думу.

Со вторым колесом что-то пошло не так. То ли ветром его отнесло, то ли еще по каким-то причинам оно изменило траекторию и со страшным свистом пролетело низко над Тюменью, едва не зацепив водонапорную башню, и под острым углом упало под Челябинском, рассыпавшись на мелкие кусочки. Эти обгоревшие остатки от покрышки предприимчивые челябинцы до сих пор продают пустоглазым туристам за большие бабки. Через полгода в пригороде Челябинска вырос большой коттеджный поселок, построенный на вырученные деньги.

В условиях замкнутого пространства потянулись серые, ничем не примечательные дни. Николай заполнял бортовой журнал:

 

03.11.2015. Температура за бортом минус 52 градуса по Цельсию. Ветер юго-восточный, небольшой снег, давление 773 атмосферы, влажность 0%, скорость 300 м/сек. Курс — строго по компасу.

08.11.2015. Сегодня немного отпустило. Солнце всходит поздно.

12.11.2015. Сегодня температура около 0 градусов. Моросит мелкий дождик. День совсем короткий, рано приходится включать свет.

15.11.2015. Идем строго по курсу. Сегодня петух взялся было топтать курицу, но в условиях невесомости потерпел неудачу.

16.11.2015. Температура за бортом минус 17 градусов. Идем курсом.

Пантелеич занимается хозяйством: доит корову, перегоняет на сепараторе молоко. Молока много, поэтому излишки морозит и хранит в тамбуре. Сегодня готовил блины со сметаной. Каждодневно в меню пельмени и свежий самогон.

В 12.00 наблюдал Землю в подзорную трубу. В Городке народ поехал за сеном. В деревне забивают свиней. У магазина потасовка. Жена Пантелеича с каким-то хахалем под ручку в новой цигейковой шубе по Городку разгуливает. Омоновцы бьют демонстрацию обманутых вкладчиков. Главный полицейский генерал с бабами в сауне тешится. В общем, жизнь на Земле идет своим чередом.

18.11.2015. Температура за бортом минус 20 градусов. Похолодало, ветер северный. Сегодня с рассветом увидели в иллюминатор, как совсем рядом по курсу пристроился большой метеорит, метров 200 длиной. Большой растительности на нем не просматривается. С северной стороны, похоже, оброс лишайником. Несколько часов двигались в одном направлении. Потом посоветовались, решили не рисковать, приоткрыли люк и глыбу оттолкнули от корабля лопатой. Мало-помалу она отстала, повернув на восток на 45 градусов.

19.11.2015. Температура минус 15 градусов, ветер северный. Идем строго по курсу. Два раза подлетал НЛО. То справа зайдет, то слева. Потом пристроился сзади. Переживали, как бы эти не напакостили чего, не обрезали бы тросы с лесом-кругляком. Но обошлось. К вечеру НЛО исчез.

20.11.2015. Температура минус 20 градусов, ветер восточный, небольшой снег. Идем по курсу. На Луне уже видны кратеры. На посаженном в ведре кедре появились первые привитые лимоны. Решили попробовать их в новогоднюю ночь.

21.11.2015. Температура минус 15 градусов, ветер восточный, сильный, со снегом. Идем по компасу. Видимость — ноль. Пантелеич, ветеринар с опытом, проэкспериментировал с коровой. Привил ей мицелии грибов опят на хвост и березового трутня на лоб.

 

Мало-помалу между обитателями корабля начала возникать психологическая несовместимость. Во время дойки корова пыталась либо укусить Ивана Пантелеича, либо лягнуть. Это продолжалось до тех пор, пока Иван Пантелеич не надоумился перед дойкой задние ноги коровы зажимать в тиски. На четвертый день после прививки на лбу коровы прорезался гриб трутовик, а хвост обильно обсыпали опята. Лабораторные данные передали на Землю. С Земли ответили, что это открытие века, которое фундаментально перевернет знания о генетике. Возможно, теория Лысенко оправдает себя на практике. «Нобелевка» обеспечена.

Иногда в свободное от повседневных хлопот время ветеринар садился за рояль и, глядя в иллюминатор на удаляющуюся голубую планету, меланхолично перебирал клавиши, наигрывая что-нибудь печальное. В такие минуты Николай ставил корабль на автопилот и, закрывшись в тамбуре, растроганный до глубины души, курил и курил, смачно сморкаясь в иллюминатор. Вспыльчивая корова в такие минуты становилась кроткой. Полулежа на кровати, задумчиво перекатывала во рту жвачку, негромко в такт постукивая копытом по котелку. К растроганным обитателям корабля возвращались любовь и взаимопонимание. Обычно эти чувства закрепляли двумя-тремя стаканами самогонки.

Чем ближе было к Луне, тем чаще появлялись признаки жизни. Участились встречи с НЛО. Но, как оказалось, не всегда это были неопознанные объекты. Однажды справа по борту пристроился сложный аппарат. Через несколько минут параллельного следования на флагштоке взметнулся американский флаг. Экипаж, приветствуя, протяжно прогудел. Наши тоже поспешно выбросили флаг. Корова, высунув морду в иллюминатор, трижды мощно промычала пароходным гудком. На американском корабле замелькали вспышки фотоаппаратов. Согласно секретной инструкции, Пантелеич срочно задернул занавески на иллюминаторах. Но поздно! Систему отопления американцы все-таки успели заснять, а позднее применили у себя в НАСА при разработке последнего поколения космических кораблей.

 

25.12.2015. Следуем курсом. Температура минус 8. Сильный ветер, буран. Видимость — ноль, скорость 10 км в час. Не видно ни зги! Зажгли бортовые огни. Корова постоянно подает протяжный звуковой сигнал во избежание столкновения.

29.12.2015. Следуем курсом. Температура минус 18. Буран утих. Во весь иллюминатор — Луна. Ищем место для посадки. Скорость 5 км в час. В 13.00 запросили Землю с просьбой указать квадрат для посадки.

Из управления полетом ответили: «Садиться в районе нахождения нашего лунохода».

 

Николай медленно, вручную повел корабль над поверхностью Луны, в трех-четырех метрах сканируя почву. Вскоре заметили следы от траков лунохода. Место ровное, без булыжников — решили прилуняться. Бревна на тросе трижды гулко бухнули по лунной поверхности, подняв плотное облако пыли, затем и корабль мягко прилунился, чуть скрипнув углами. Пока Пантелеич надевал скафандр, пыль улеглась. До горизонта простирался освещенный солнцем лунный пейзаж. Местами виднелись нагромождения камней с черными тенями. Пантелеич взял лопату, ведро для сбора образцов лунного грунта. Пока вытаскивал инструмент, в приоткрытую дверь вылетел петух. Захлопался и вскоре исчез на теневой стороне Луны. Оттуда послышалось тревожное квохтание, и все стихло. В звенящей тишине над поверхностью кружили несколько ярких петушиных перьев, и ни звука!

Космонавт наполнил ведро образцами грунта, распилил и перенес в тамбур чурки.

Потом попили чай, обсуждая потерю петуха, раскололи дрова, детально обследовали взятые образцы лунного грунта. Вечером поужинали пельменями с самогонкой, пропели гимн и со смятением в душах улеглись спать.

 

31.12.2015. День солнечный, температура минус 2 градуса, легкий, хлопьями, снежок. Анализы грунта передали на Землю. Настроение приподнятое, готовимся к Новому году. Позавтракав и спев гимн, стали наряжать елку, то есть кедр с проросшими лимонами. Ветки кое-где украсили стеклянными пробирками с микробами, где-то понатыкали разноцветные перья от без вести пропавшего петуха. Красота! На макушку, рядом с портретом Национального Лидера, посадили курицу.

 

С полудня стали принимать с Земли поздравления. Первым поступило поздравление из Кремля от Национального Лидера с наступающим Новым годом и присвоением званий Героев Космоса, а также отчет о проделанной партией работе. Думой приняты важные законы, такие, например, как запрет курить на остановках общественного транспорта, закон, запрещающий проведение митингов, милиция переименована в полицию, пошита новая форма. Преступность сразу же упала до нуля. С коррупцией покончено, а олигархи пересажены. Инфляция составляет десять процентов. Цены на коммуналку выросли всего лишь в три раза, что свидетельствует о стабильности в стране. Генерал-консультант, трижды Герой Космоса, также поздравил с наступающим Новым годом. Дал кое-какие технические указания. Пообещал к возвращению устроить банкет за счет федерального бюджета.

Радио «Эхо Москвы» круглые сутки крутило патриотическую музыку. В общем, настроение было праздничное. В десять вечера суетливо накрыли стол. Скорее начали отмечать по местному времени. Через час повалились. В половине двенадцатого опять очухались, снова принялись за самогон. Без пяти двенадцать Национальный Лидер начал поздравлять нацию. Космонавты расчувствовались, обнялись и, брякая стаканами, вразнобой заревели гимн. Корова с перепугу тоже оглушительно заревела. Сколько это длилось, никто не и помнил. Свалились кто где далеко за полночь.

Утром 1 января 2016 г. проснулись от громкого стука в иллюминатор. Высунулись. Господи, смотри-ка, американцы пожаловали! На нашем луноходе, уже переоборудованном, дачную тележку вместо прицепа пристроили. Сбоку флагшток приварили с ихней полосатой матрасовкой. Переводчик от них выступил, в гости зовут: «База тут у нас недалеко. Вон за теми валунами!»

Как тут быть? Визит незапланированный. В программе получается сбой. Отказать как бы и неловко. Международные отношения не испортить бы. Срочно связались с Кремлем. Оттуда ответили:

— В тесный контакт не вступать. Пуще глаз беречь техническую документацию на корабль. Цель полета не разглашать, сексуальные предложения ни в коем случае не принимать, особенно от негров.

Посоветовавшись, решились на визит. Посторонних глаз тут, вроде, нет, стучать некому. А коли так, почему бы и не посидеть за рюмочкой! Документацию от греха подальше решили спрятать в поленницу дров. В качестве гостинца прихватили с собой десятилитровую флягу самогона и мешок пельменей. С коровьего хвоста насобирали пять килограммов свежих опят. Забросили все в тележку, сами заскочили и поехали. Не успели протрястись на ухабах, а вот уж и база!

Территория вся у них ухожена, дорожки заасфальтированы, фонари горят, общественные туалеты оборудованы. Крепкое хозяйство! Рассказывают, что раньше здесь коров и лошадей держали, но доставка кормов с Земли оказалась экономически невыгодной. Остановились на свиньях. Они неприхотливы, целыми днями роют червей в лунном грунте, ухода особого не требуют.

Повели наших космонавтов в столовую. Там посередке елка наряжена, народу полно. Многие с утра уже выпивши. Увидели наших, заревели что-то по-своему, расшеперились, целоваться полезли. А сами, между тем, по карманам шарят, документацией, видать, интересуются. Усадили за стол, гимны торжественно исполнили, флягу на стол выставили, и пошло тут братание. Да с пляской вприсядку! А как стемнело, на улицу вывалились, давай фейерверки пускать. Случайно свинарник спалили. Сторож едва выскочить успел.

По рации Ивана Пантелеича из Кремля вызвали:

— Что там у вас творится? Не пожар ли на корабле случился? Зарево сплошное даже обратную сторону Луны осветило.

— А это оптический обман зрения, — успокоил Иван Пантелеич. — Такое тут часто бывает.

С обратной стороны Луны потревоженные инопланетяне на пожарной машине принеслись и давай ругаться с директором базы:

— Какой уж раз пишем жалобы на вас в Межгалактический совет. Никакого результата! Давайте по-хорошему договоримся, или мы вам ноги переломаем.

Ну что тут скажешь! Американцы извинились, мол, такого больше не повторится.

Подали по кружке самогона. Те мало-помалу успокоились, обмякли.

А потом к нашим обратились, поинтересовались: давно ли, мол, прибыли? Как там у вас инфляция, цены на квашеную капусту какие? Ну и пришлось с ними за знакомство пить.

Как вернулись на корабль, и не помнят. Вроде бы американцы в тележке притартали. Слава Богу, хоть дома! Утром похмелились, без воодушевления спели гимн, накормили и подоили корову. Взялись, было, дрова колоть, да гости пришли.

Инопланетяне! Сейчас космонавты хорошенько рассмотрели их. Роста среднего, лицо как бы темное, вместо рта и носа — что-то вроде трубочки, похоже на свиное рыло.

Глаза красные, волосы длинные до плеч, немытые, с перхотью. Одеты простенько: в какие-то штаны из кожзаменителя, вытянутые на коленках. На голове установлены какие-то датчики, которые постоянно мигают. Рот не открывают, а звук слышно, и все понятно. Просят продать корову, интересуются ценой — в рублях или евро?

— Да куда мы с вашей валютой! Берите в обмен на галактическую карту.

Один из них щелкнул тумблером на голове, и откуда-то из уха вылез рулон бумаги с картой. Иван Пантелеич подробно рассказал, как обходиться с животным, высказал пожелание продолжить эксперименты с прививками.

Инопланетяне сообщили, что на днях собираются на Землю за продуктами. Кончилась квашеная капуста, и многих из них повалила цинга. Николай гостеприимно посоветовал переночевать у него в кузне, потому что гостиницы в Городке дорогие, да и клопов можно нахватать.

— Вот вам запасные ключи. Раскладушка у меня одна, если что, остальное у Фёдора возьмете. Скажете, что от Николая.

После в Городке долго вспоминали, как инопланетяне скупили у местного населения всю квашеную капусту — две двухсотлитровые деревянные бочки. Затем покатили к Фёдору за раскладушками, там надолго задержались, отведав браги. Окончательно одурев с незнакомого напитка, напрочь потеряли способность перемещаться в пространстве, после чего толкали бочки к кузнице вручную, расколотив их вдребезги. После всего передрались между собой и оказались в «обезьяннике» местного отделения полиции. Там им еще и полицейские добавили. В результате кое-как улетели на Луну с синяками, без капусты и без денег.

Инопланетяне щелкнули тумблерами, подхватили корову и улетели к себе, на обратную сторону Луны. Только их и видели!

Три дня космонавты болели с похмелья. Сообщили в Росметеоцентр сводки погоды на Луне. Потом распилили дрова с прицепа, сложили в поленницу в предбаннике на освободившееся от коровы место. Заполнили бортовой журнал. После ужина изучали галактическую карту.

— Ну, что делать дальше будем? — спросил Николай. — Тут оставаться нет смысла! Лететь дальше?

Иван Пантелеич грустно пробежался пальцами по клавишам фортепиано, потом взял подзорную трубу и прильнул к окуляру, пристально вглядываясь в Землю. Лицо его медленно менялось, темнело. Он отошел от иллюминатора бледный и растерянный. Передал трубу Николаю.

И увидел Николай, как доблестные омоновцы, закаленные в уличных боях с несогласными, били по чему попало обманутых вкладчиков-пенсионеров. В перегруженных автозаках душили стариков и женщин, этапом гнали в тюрьмы не согласных с режимом. Депутат Ноздревский тащил по Садовому кольцу за волосы депутатку из «Общей России». По телевизору Национальный Лидер вкрадчивым голосом убеждал народ, что всему причиной антиправительственный заговор. В медучреждениях толпились желающие накачать губы и прочее. Осаждали хирургические кабинеты и граждане, обуреваемые желанием изменить пол. В уличных потасовках отстаивали право на любовь однополые пары. На паперти в церквях бесполые бесноватые отплясывали гопака.

Николай отложил трубу, закурил. Космонавты встретились взглядами, но не увидели друг друга они. Механик склонился к движку, резко повернул коленчатую рукоятку. Движок запупукал, корабль, медленно набирая скорость, поскрипывая всеми углами, устремился в глубины Вселенной. В овале иллюминатора появлялись и уплывали цветные и грозные в своей красоте галактики.

Что там, впереди? Обетованные ли планеты с аурой любви и счастья, а может быть, черная дыра? Все таяла и таяла, растворяясь в пространстве космоса, голубая планета Земля. И наконец навсегда растворилась. Через время и пространство корабль, пронзая вселенные, пронзая галактики, устремился в Бездну, в Вечность.

 
   
 

Проталина\1-4\16 ] О журнале ] Редакция ] Контакты ] Подписка ] Авторы ] Новости ] Наши встречи ] Наши награды ] Наша анкета ] Проталина\1-4\15 ] Проталина\3-4\14 ] Проталина\1-2\14 ] Проталина\1-2\13 ] Проталина\3-4\12 ] Проталина\1-2\12 ] Проталина\3-4\11 ] Проталина\1-2\11 ] Проталина\3-4\10 ] Проталина\2\10 ] Проталина\1\10 ] Проталина\4\09 ] Проталина\2-3\09 ] Проталина\1\09 ] Проталина\3\08 ] Проталина\2\08 ] Проталина\1\08 ]

 

© Автономная некоммерческая организация "Редакция журнала "Проталина"   27.09.2013