Литературно-художественный и публицистический журнал

 
 

Проталина\1-4\16
О журнале
Редакция
Контакты
Подписка
Авторы
Новости
Наши встречи
Наши награды
Наша анкета
Проталина\1-4\15
Проталина\3-4\14
Проталина\1-2\14
Проталина\1-2\13
Проталина\3-4\12
Проталина\1-2\12
Проталина\3-4\11
Проталина\1-2\11
Проталина\3-4\10
Проталина\2\10
Проталина\1\10
Проталина\4\09
Проталина\2-3\09
Проталина\1\09
Проталина\3\08
Проталина\2\08
Проталина\1\08

 

 

 

________________________

 

 

________________________

Ирина Филатова

 

 

Поля забвения и славы

 

Они без всяких лишних слов утверждают свои патриотические чувства. Они противостоят забвению, равнодушию. На страницах «Проталины» можно увидеть лица этих ребят в моменты их нескончаемой работы на полях великой войны. Поля войны до сих пор призывают нашу память. Земля хранит много тайн и свидетельств всё еще не до конца осознанной величайшей трагедии нашего народа.

 

Имена и труд поисковиков часто остаются в тени. Мало кто понимает, чего стоит каждый их шаг. Они идут сквозь любую погоду. Почти все участники этого движения — юные, можно сказать, дети.

 

Интересно, что одна из самых активных поисковых групп под названием «Фронт» родилась в 2001 году на Урале, в Кирове. «Фронт» и еще десять таких же отрядов добровольцев входят в состав Кировской областной общественной молодежной поисковой организации «Долг». Собранные ими экспедиции работают на территориях Новгородской, Ленинградской, Воронежской, Калужской, Смоленской, Тверской областей, Крыма и Республики Карелия.

 

Ребята из Кирова взаимодействуют с добровольцами из разных мест. В Великом Новгороде активно работает поисковик Александр Кисляк. В маленьком городе Калачинске Омской области организовала целый штаб Ирина Филатова, наш постоянный автор. За свое подвижничество она получила благодарственное письмо от кировчан из организации «Долг».

Многолетняя кропотливая и упорная работа этих людей практически никогда не прерывается. Они не просто возвращают имена — их цель искать родственников погибших, детей, внуков и правнуков. По существу, это живая связь поколений.

 

О последних находках поисковиков рассказывает Ирина Филатова. Она прислала и большую подборку фотографий, в которых достоверно представлены сложности, горечь и радость поисковой удачи.

 

«Проталина»

 

Долгий путь гильзы

 

20 февраля 1975 года близ станции Иловля Ольховского района Волгоградской области была найдена гильза, а в ней — записка. Это было послание из боя Великой Отечественной войны:

 

«Наступаем на Чугуев. Ожесточенный бой с фашистскими эсэсовскими отборными частями. Нас мало. Товарища убило. Остался один. Но мы убили 4 фрица, а товарища убило насмерть. Я беру его оружие и сразил еще 3 фашиста. Миша, мой друг, я за тебя убил двух фашистов и за себя одного. Но я пока жив. Я еще и за тебя, и за себя отомщу. Когда я отходил, еще двух фашистов уничтожил. На этом и кончен наш бой. Прошу того, кто найдет патрон, пожалуйста, сообщите по адресу: Калачинский райвоенкомат Омской области. Бессмертный Фёдор Маркович. 19 марта 1943 г. Чугуев. Родина не забудет нас».

 

События эти происходили на украинской земле в Харьковской области весной 1943 года в районе станции Чугуев.

Гильзу нашли рабочие ремонтной бригады Приволжской железной дороги. Волею судьбы фронтовая гильза сохранилась до наших дней. Как она преодолела путь между Чугуевым и Волгоградом, долго оставалось тайной. Гильза была передана юным краеведам в гусевскую сельскую школу того же Ольховского района Волгоградской области. С юными краеведами работал учитель истории Сергей Михайлович Иващенко. Было решено написать в Калачинский военкомат — на родину солдата.

Калачинск — небольшой городок в Омской области, в нем сегодня проживает 30 тысяч человек. Во время войны на фронт отсюда ушли 11 тысяч. Вернулись чуть больше 5 тысяч.

Получив письмо волжских краеведов, Калачинский военкомат обратился к спискам вернувшихся с фронта. Оказалось среди них и имя Бессмертного. Он уцелел, но путь его домой был долгим.

И вот в апреле 1975 года в дом Бессмертных пришла солидная делегация — представители районного, областного военкоматов, сотрудники милиции и кое-кто из общественников. Не к каждому ветерану приходит сразу столько гостей! Пришедшие буквально засыпали его вопросами и ловили каждое слово. А потом ветерана просто огорошили. Гости объявили ему о бесценной находке и о том, что его разыскивает учитель-краевед Иващенко из Волгоградской области.

Фёдор Маркович, не откладывая, написал Сергею Михайловичу письмо. Завязалась переписка. Ветеран поведал подробности того мартовского дня 1943-го, когда он вкладывал записку в гильзу. Одно оставалось непонятно Бессмертному: как гильза из-под Харькова оказалась в районе станции Иловля Волгоградской области?

Шли годы. 7 марта 1993 года не стало Фёдора Марковича Бессмертного. Ушел из жизни и Сергей Михайлович Иващенко. В его семье всегда хранились письма из Калачинска. И только через сорок с лишним лет, весной 2015 года, в канун 70-летия Победы родственники Иващенко решились расстаться с дорогими их семье реликвиями. Письма и гильзу с запиской было решено передать в Калачинск. Но прежде надо было уточнить, как найти родственников.

Родные Иващенко обратились к журналистам на Первый Волгоградский канал. Те в свою очередь связались с коллегами — корреспондентами телеканала «Омь» в Калачинске. И начался поисков адресов.

Я как раз работала на телеканале «Омь», и эта история всколыхнула меня, я полностью включилась в поиск, мне захотелось восстановить подробности боевого пути солдата. Калачинск и моя Родина, мне дорого все, что здесь происходит.

Первое, удалось установить, что в Калачинске живут потомки братьев Фёдора — Петра и Алексея. Но это поколение мало что могло рассказать. А нужны были конкретные документы, которые позволили бы проследить путь Фёдора Бессмертного. Удалось узнать, что у ветерана было пятеро детей — сын и четыре дочери. Потом уже узнала, что двое умерли, остальных судьба разбросала по разным городам.

В городе Ишиме Тюменской области живет старшая из дочерей — Нина Фёдоровна. Я позвонила ей. Едва узнав тему разговора, женщина заволновалась и согласилась приехать в Калачинск. Мы встретились на Мемориале славы.

Нина Фёдоровна, не в силах сдерживать слезы, вспоминала, как еще маленькой девочкой видела любящие, заботливые и требовательные глаза отца. Дочери всегда были радостью отца. О дорогах войны говорила сбивчиво, но случай с запиской она пронесла в сердце через все годы.

О подробностях боя Фёдор Маркович в свое время написал волгоградским краеведам. Рассказал все, как было: «Тяжелой была битва. Враг окружал, наседал. Меня и еще двух солдат, фамилии которых я не помню теперь, одного звали Михаилом, командир отправил занять оборону за оврагом…»

Постепенно, по разным данным, четко вырисовывалась картина того жестокого боя.

Атаки накатывались, как волны. Разорвалась мина. В живых остались только Фёдор и Михаил. Стали пробираться к оврагу. И вдруг увидели колонну немцев. Впереди с отрывом ехали три мотоцикла — по два человека в каждом. Фёдор и Михаил их пропустили. Когда появился грузовик с эсэсовцами, Фёдор кинул противотанковую гранату. Взрывом машину сбросило в овраг, и она загорелась. «Жарьтесь, фашисты! Мы вам за все отомстим», — крикнул Михаил, и они с Фёдором побежали к постройкам. Там за пустыми полуразрушенными домами заняли оборону. Им удалось автоматным огнем прошить четырех немцев. Они тут же сменили позицию. При перебежке Михаила смертельно ранило. Втащив мертвого друга в избу, Фёдор забрал его диски с патронами и ручные гранаты. Он открыл стрельбу по фашистам, перебегая от окна к окну, чтобы враг не понял, что он один.

В момент затишья решил Фёдор написать прощальную записку. В поисках клочка бумаги и карандаша метнулся по комнатам. Вдруг увидел: в углу в длинной холщовой рубахе, подпоясанной ремешком, старик. Борода седая, сам седой. «Здравствуй, дедушка!» — сгоряча крикнул Фёдор на бегу. И вдруг его ударило — откуда здесь может быть старик? Зажмурился, а когда открыл глаза, ничего в этом углу не было. Наверняка привиделось. И тут случилось чудо: он нашел клочок бумаги! И написал о себе.

А тут снова фрицы. Фёдор схватил с пола гильзу, затолкал в нее записку и успел бросить в стоящий в углу сундук, на дне которого виднелась кучка кукурузных зерен. Дальше он действовал, не задумываясь о своей жизни: взял гранату и стал ждать, чтобы взорвать себя вместе с врагами. Но немцы чудесным образом прошли мимо.

Под покровом ночи Фёдор покинул убежище. Пробрался в расположение своих, но живых там уже никого не было. Собрав автоматные диски и гранаты, прячась за постройками, бежал вперед. Под вихрем пуль и вражеских снарядов Фёдор метал гранаты. А когда прямо на него выскочил немец, сходу прошил его автоматной очередью.

На берегу Северского Донца в одном из окопов подобрал крупнокалиберный пулемет и стал поливать врага уже из пулемета. И тут его накрыло. Осколки нашпиговали тело: голову, грудь, руку, ногу…

Он лежал среди убитых, но, к счастью, был замечен санитаром. Это тоже было почти чудом.

Дальше Фёдора ждал долгий госпитальный путь: Сызрань, Иркутск, Новосибирск. Сильная контузия и тяжелое ранение в голову повлекли за собой потерю памяти. Он почти не мог самостоятельно двигаться. В Новосибирском госпитале его разыскала жена Мария Никитична. Выбиваясь из сил, она с огромным трудом добралась со своим израненным мужем до дома.

Сколько лет она в одиночку тянула лямку солдатки! Молодой впрягалась в работу на комбайне, затем на элеваторе. Бралась за любой тяжелый труд, поскольку мужиков не было. Вернется, бывало, домой, а сынишка на холодном подоконнике сидит, ждет. Вытряхнет мать из сапога тайно припасенные зернышки, потолчет в ступке и сварит малышу болтушку. Тот ручонками тянет кашицу в беззубый рот, потом заходится слезами от боли в желудке. Но сдюжил сынок, дождался папку с фронта!

Вернулся Фёдор инвалидом 2-й группы, его левая рука висела, а тело держалось на костылях. Пришлось ходить так два года. Слава Богу, что жена у него была настоящей опорой и поддержкой.

Его дальнейшая жизнь — цепочка преодолений. Когда почувствовал себя лучше, стал искать работу, но инвалидов и контуженных брали неохотно. Устроился сторожем на почту. Сезонно подрабатывал в лесничестве, высаживал лесополосы из сосенок. Ряд елочек, обрамляющий мемориальный комплекс, как раз был посажен его руками. За это ему периодически выделяли участок под сенокос и немного доплачивали. Выручало хозяйство: овцы, куры, корова. Овец стригли, из шерсти катали валенки. Изнуренному таким трудом Фёдору требовалась передышка. Одолевали его судороги, напоминала о себе контузия — часто болела голова. Дважды в год он ложился в военный госпиталь в Омске. Врачи настойчиво предлагали сделать трепанацию черепа и удалить осколки, но Фёдор не соглашался. Так и носил в себе эти осколки до самой смерти.

Потомки Фёдора Марковича не теряют связи с малой родиной. Из Краснодарского края, Тюменской и Московской областей они съезжаются в Калачинск в канун Дня Победы. Помнятся слова Нины Фёдоровны: «Чтим традицию. Приезжаем в папин праздник, пока есть силы. Это наша память, наша родина». В ту нашу встречу вместе с дочерью ветерана мы поехали к дому, откуда Фёдор Маркович уходил на войну. Теперь в нем живут другие люди, но ель, посаженная прежним заботливым хозяином, исполином стоит в крохотном палисаднике.

Каждая из дочерей вспоминает что-то свое. Младшая дочь Ольга вспоминает: «Папа был очень аккуратным, в огороде и во дворе поддерживал идеальный порядок». Средняя дочь Наталья рассказала, что после смерти матери они с отцом каждый день ходили на кладбище, и отец всегда нес полевые цветы, хотя при жизни такого за ним не водилось. А прожили они вместе до золотой свадьбы! И еще вспомнилось: с собой на фронт отец взял ложку, сделанную из куска алюминия, на которой сам вырезал «Мария, Виктор». Виктор, первенец, родился в 1941-м. Это были родные имена, они и прибавляли силы. Ложка была с солдатом всю войну и вернулась домой. Наталья потом отнесла ее в музей.

От Натальи я получила семейные фотографии, а ей отправила найденные в архиве военкомата документы. Какие-то моменты фронтовой судьбы отца стали открытием, ведь он детям почти не рассказывал о войне.

В документах был обнаружен выписной эпикриз Фёдора Бессмертного из госпиталя № 976. Оказалось, боец шел на задание со сквозным пулевым ранением в лучезапястный сустав левой руки. Он получил его еще 13 марта 1943 года и неделю превозмогал боль, но не бросил оружия. Первую помощь ему оказали в медсанбате лишь 19 марта, когда его подобрал санитар.

Нераскрытой тайной остается, как гильза с запиской оказалась далеко от места боя, где ее оставил Бессмертный? Одно из предположений волжан: при строительстве железной дороги гильза могла находиться среди щебня, который завозили из Украины. Но в чьи руки попала она из сундука с кукурузными зернами? Видимо, это путешествие было угодно высшим силам. Удивительно, как в этой истории размыта грань между реальностью, чудом и мистикой.

Кем был тот старец, привидевшийся Фёдору в углу? Жена совершенно серьезно рассудила: «Здоровье дедушке пожелал, потому и жив остался». Но факт, что герой наш остался живым в самых, казалось бы, немыслимых обстоятельствах.

Фёдор Маркович Бессмертный, гвардии сержант 1-й гвардейской мотострелковой бригады, награжден орденом Отечественной войны и медалью «За отвагу». А потом к наградам присоединилась и медаль «За трудовое отличие». О таких, как он, метко сказал Маршал Советского Союза Р.Я. Малиновский: «Лучше воинов, чем Сибиряк и Уралец, бесспорно, мало в мире. Поэтому рука невольно пишет эти два слова с большой буквы».

У нас в Калачинском районе живут сейчас всего 28 ветеранов. Растут новые поколения, которые будут знать о войне только по рассказам и книгам. У Фёдора Марковича остались на земле 7 внуков и 11 правнуков. Это им нести в сердцах подвиг их деда. Вот через эту память и будут идти в бессмертие герои — такие, как Фёдор Маркович Бессмертный. Даже фамилия его утверждает эту историческую справедливость.

 

Нож оставил имя

 

В числе моих друзей есть поисковики из разных регионов. И эта связь нерасторжима, потому что ни на час, ни на минуту не прерывается наша работа, можно сказать, дело нашей жизни.

Бесконечно скорбные находки на Новгородчине сблизили меня с ребятами из кировского поискового отряда «Фронт». Уже несколько лет они выезжают в Новгородскую область. Там на месте тяжелых боев были огромные потери наших войск. Сколько бы там ни копали, ни исследовали, из года в год находят всё новые свидетельства.

Весной 2013 года поисковиками «Фронта» при раскопках были извлечены останки Алексея Григорьевича Дука. Он погиб в бою за деревню Сутоки — ныне это урочище под Старой Руссой. Предполагалось, что солдат, скорее всего, подорвался на мине-лягушке: кости мелко раздроблены, разбросаны на большом расстоянии. Рядом нашли три хвостовика от немецких минометных мин. Это говорит о том, что обложили наших со всех сторон. Среди костей лежали зубная щетка и круглое зеркало, фрагменты одежды и обуви 43-го размера. Удалось установить, что солдат родом из города Калачинска.

Заместитель командира отряда Игорь Груздев обратился к нам в Калачинск с просьбой отыскать родственников Дука. След уводил далеко за пределы нашего района — выяснилось, что еще до войны семья переехала в Казахстан. Вскоре Игорь сообщил, что у него тоже есть новости. На поиск из Кривого Рога откликнулся сын погибшего Виктор Алексеевич. Он рассказал о семье, поблагодарил и выслал сохранившуюся фотографию отца.

И вот опять находка! И то самое место — урочище Сутоки! 2 мая 2015 года Анна Потемкина и Данил Павлов из отряда «Фронт» извлекли из воронки человеческие останки. «Лейтенант», — определили ребята по зеленому лейтенантскому «кубарю» — петличному знаку офицерского состава Красной Армии того времени. Вскоре установили и имя. «Михайлов Николай Д. 1923.» — прочитали поисковики на найденном тут же складном перочинном ножике. Надо ли объяснять радость, охватившую ребят? Удача редкостная: коли нет смертного медальона, то любая личная вещь с инициалами может помочь. А тут — готовые данные!

Здесь шли самые кровопролитные бои на Новгородчине — исторический «Рамушевский коридор». В течение трех лет, с августа 1941-го по февраль 1944-го на этом участке фронта шли бои, изнурительные, безуспешные. В сутки потери наших войск доходили до полутора тысяч человек убитыми и пропавшими без вести. 17 июля 1942 года скорбный список пополнило еще одно имя. Погиб Николай Дементьевич Михайлов — младший лейтенант, командир взвода 1024-го стрелкового полка 391-й стрелковой дивизии. Пехотинцу было всего 19 лет. Это его останки 2 мая 2015 года нашли поисковики из отряда «Фронт».

Земля сохранила свидетельства: солдатскую каску, пряжки от ремня, индивидуальный перевязочный пакет, сапоги без голенищ, грифель от карандаша, причем четко оставивший след на противогазе. Поисковики бережно извлекли каждую деталь. На месте гибели установили крест с табличкой. Сразу после раскопок Игорь Груздев, с которым мы не прерывали переписку, опять попросил поискать родственников бойца. Оказалось, что лейтенант Михайлов тоже из Калачинска.

Об этом человеке удалось узнать многое.

Уже 5 мая я нашла племянников Николая Михайлова, проживающих в Кемеровской области. Время поджимало, расстояние до Великого Новгорода неблизкое, люди опаздывали к захоронению. 7 мая в числе 393 бойцов Красной Армии, найденных экспедицией, младший лейтенант Михайлов был захоронен с отданием воинских и духовных почестей в братской могиле военного мемориала деревни Давыдово Старорусского района. Его приняла новгородская земля, которую он защищал.

Нельзя не рассказать обо всем том, что мне открыли поиски. Каким был этот совсем молодой командир, почти мальчик, поднимавший взвод в атаку?

Слава Богу, живет в русских людях память о войне, живет с неутихающей болью. Это я поняла, встретив Нину Филипповну Сметанину — старшую из племянников бойца. Ее я нашла в Омске, но уже после захоронения дяди. Она сетовала, что не может двигаться (инвалид с детства), иначе бы обязательно поехала на захоронение. Поисковик Данил Павлов решил встретиться с Ниной Филипповной. Данил — прапорщик Российской Армии. Выкроив от службы пару выходных дней и не считаясь с дорожными тратами, молодой человек привез в Омск вещи бойца, найденные в воронке. Женщина распорядилась передать их в историко-краеведческий музей, чтобы частичка солдата осталась на малой родине — в Калачинске. На встречу с Данилом пришли неравнодушные люди, чтобы почтить память земляка и прикоснуться к живой истории. Были и представители местной власти.

Всякий раз, когда в этом музее провожу встречи со школьниками, я показываю им поисковые находки. Это заставляет ребят задуматься, какой ценой досталась Победа.

В отчем доме Николая Михайлова царил лад. Союз родителей — Аграфены и Дементия, был прочным. Дети Дима, Дуся и Коля росли, не зная нужды. Но беда пришла к порогу: ушел из жизни кормилец. В свои 30 лет Аграфена стала вдовой, а под сердцем был уже четвертый ребенок. Первая мысль пришла — избавиться от него. Убедил врач: «Оставь, может, это твой кормилец растет». Так родился Виктор. Когда старшие сыновья разлетелись, сбылось пророчество врача. Виктор окончил курсы трактористов, рано начал работать.

Летом 1943-го Аграфене Ивановне сообщили: сын Николай пропал без вести, ее Коленька. Тогда же и дочь вызвали в военкомат, но мать Евдокию отстояла, не пустила на фронт. Младшего отговорить не удалось. Он увеличил возраст и ушел добровольцем мстить за смерть брата. В Югославии Виктор Михайлов получил тяжелое ранение в грудь, почти год провел в госпиталях и был комиссован по состоянию здоровья. Вернулся с фронта и старший Дмитрий.

Кончилось военное лихолетье, а Аграфена Ивановна все продолжала оплакивать сына. Всякий раз, получая за него государственное денежное пособие, говорила: «Коли нет, а и он меня кормит».

Нина Сметанина была всей душой привязана к бабушке Аграфене. Она запомнила ее рассказы, сберегла альбом со старинными фотоснимками. Правда, всякий раз после отъезда сестер замечает, что фотографии потихоньку убывают. Хранила она тетрадь Николая с его стихами, но та тоже исчезла. «Если бы не война, он, наверное, был бы поэтом. Такие стихи писал — заслушаешься!» — вспоминает Нина Филипповна.

Нет, не пропало все это, не исчезло. Где-то сейчас хранятся и тетрадь со стихами, и фотографии, тайком взятые из альбома. Так и продолжает жить память о дорогих людях. И это прекрасно!

 

Стоит могила у хаты

 

Когда Марусе Усольцевой не было и года, ее отец ушел на войну. И девочка, конечно, не могла запомнить ни голоса, ни внешности. Образ отца сохранила только фотография.

Вглядываясь в родные черты, девочка росла с мечтой все-таки узнать о судьбе отца. С годами ее душевное притяжение не уменьшалось, ей не давала покоя мысль: где отец похоронен, как случилось, что никто ничего о нем не знает?

Этой тоской пронизано и ее творчество. Целый цикл стихов Марии Богоявленской (Усольцевой) посвящен без вести пропавшим. На ее стихи уже есть песни. Эти песни дороги родным и друзьям. Мария Андреевна давно бабушка, именно в честь ее отца Андрея Степановича Усольцева назван внук, а думы об отце не ослабевают. Крепнет желание поклониться родному праху, цветы на могилу положить, а где же эта могила?

«Доченька, я вам верю, вы найдете», — так обратилась ко мне Мария Андреевна с просьбой заняться поисками места захоронения ее отца.

До этого она предпринимала попытки самостоятельно установить его военную судьбу и сделала запрос в Тюкалинский военкомат Омской области, откуда призывался солдат на войну. Из ответа узнала, что отец воевал в 238-м отдельном саперном батальоне и 10 сентября 1941 года пропал без вести, это отражено в списке безвозвратных потерь саперного батальона. Никакой другой информации Мария Андреевна не получила. В воспоминаниях остался рассказ матери. Анна Дмитриевна еще во время войны получила письмо от какой-то женщины из села Высокое (из какой области, дочь не запомнила). Женщина писала, как выхаживала раненого солдата, и тот умер у нее на руках. «Я похоронила вашего мужа возле дома», — заверила женщина Анну Дмитриевну, жену солдата. Эту фразу Мария Андреевна помнит до сих пор. Незнакомка упоминала деревню, откуда доставили Усольцева. Но эта деталь тоже ушла из памяти: Хутонка, Хатанка, Хотанка — которая из них?

Дочь тщательно искала эти названия на географической карте. Нашла идентичные названия деревень в Тверской, Могилёвской, Гомельской, Воронежской, Псковской областях — так где же все-таки точно это место?

Мария Андреевна проштудировала Книгу Памяти, нашла двух сослуживцев отца, пропавших без вести в тот же день, но и эта информация не продвинула ее к цели.

Поиск — дело нелегкое, это я давно знаю, тем не менее факты боевого пути Усольцева удалось установить благодаря открытым интернет-источникам. Он защищал новгородскую землю, воевал под Старой Руссой. Признаюсь, одна не смогла бы добиться такого успеха, но у меня есть верный соратник, коллега и просто друг Александр Кисляк. Он живет в Великом Новгороде, где как раз и воевал Усольцев.

…1941-й. Бешеный натиск врага на западном направлении прорвал оборону войск Северо-Западного фронта в районе Демянска—Старой Руссы. В котел попали силы 34-й армии Северо-Западного фронта, куда входил 238-й отдельный саперный батальон, в котором служил Андрей Усольцев. Боевая обстановка к началу осени была тяжелой. Сказывались однообразие оперативных замыслов, разобщенность в решениях со стороны командования фронта и армий, отсутствие устойчивой связи с полевыми командирами, которую по полтора часа приходилось ждать из-за смены позывных. За это время, как подтверждают документы, менялась картина боя.

9 сентября к 16 часам 55 минутам враг выдвинул колонну из 50 танков. Саперы получили приказ не допустить их к железнодорожной станции и льняному заводу, заминировать объекты. 10 сентября командир взвода Серяков повел группу, но близ Демянска попали в плен. Оставшаяся часть батальона со старшиной Колмаковым и Усольцевым прорывалась из окружения. В Хутынке враг пошел в атаку. Сдерживая прорыв, красноармейцы отходили к селу Высокое. От разрывов мин погиб Степан Дегодьев и тяжело ранило Андрея Усольцева. В это время враг выдвинул еще 24 танка.

В списках безвозвратных потерь 34-й армии за 10 сентября 1941 года пропавшим без вести значится практически весь саперный батальон, 43 человека. Общая численность погибшего личного состава армии за 5 дней сентября составила почти 9 тысяч человек.

Мы нашли немало документов, характеризующих яростные бои. Нашли еще один, который подтвердил письмо новгородской женщины: тяжелораненных отправляли в тыл на попутных машинах, даже если это был транспорт высшего командного состава. Усольцева доставили в одну из крестьянских изб, где его пыталась выходить хозяйка дома, позже написавшая письмо.

Потери советских войск за освобождение Демянска составили около 280 тысяч человек, а 34-я армия, численность которой на 10 августа была 54 912 человек, к 26 сентября просела до 22 043 человек. Потеряно 84 процента боевого орудия и техники. За две недели!

И вот кое-что еще о фактах того периода, несомненно, повлиявших на судьбы простых солдат. Из приказа по войскам Северо-Западного фронта от 12 сентября 1941 года:

 

«…За проявленную трусость и уход с поля боя в тыл, за невыполнение приказа фронта о выходе на помощь наступающим с запада частям, за непринятие мер для спасения материальной части артиллерии, за потерю воинского облика и двухдневное пьянство в период боев армии генерал-майора артиллерии Гончарова, на основании приказа Ставки ВГК № 270, расстрелять публично перед строем начсостава армии».

 

Приказ был приведен в исполнение. За освобождение нашей страны сложили головы 27 миллионов бойцов. Задумайтесь, почему эта трагическая цифра утрат все еще растет. Сколько еще таких, как Усольцев, ждут своего часа быть найденными, узнанными и достойно вписанными в историю войны? Их имена должны быть известны и нам, и нашим потомкам.

Мария Андреевна по-прежнему говорит с отцом строчками из своих стихов. Недавно прошла презентация нового сборника Марии Богоявленской. Целый цикл назван «Поклонись им, Россия!»

 

Отцовским поколением горжусь,

Хотя отца ни разу не видала.

Я за себя и за него тружусь,

А по-хорошему, мне кажется, что мало.

 

Отец, родной мой, где ты, отзовись!

Дай наставленье внуку на прощанье.

Хоть на плите могильной, но найдись!

Мне в тягость твое долгое молчанье.

 

Могильную плиту у дома № 10 в селе Высоком мой друг Александр Кисляк нашел сразу. Он поехал в это село, чтобы лично пообщаться с местными жителями. Хозяева дома подтвердили, что первоначально здесь были захоронены солдаты, убитые летом-осенью 1941 года, а в 1950-х годах подзахоронили еще нескольких бойцов, чьи останки были обнаружены в земле этих мест.

Наконец наши встречные поиски подошли к завершению. Дело оставалось за увековечением имени солдата. Здесь спасибо должностным лицам Новгородской области — им были направлены соответствующие письма-запросы. В феврале 2016 года пришло письмо: «…в настоящее время имя Андрея Степановича Усольцева увековечено внесением в список захороненных в братской могиле…». Это был ответ военкома города Старая Русса Новгородской области и наша маленькая победа! В 2016 году на могильной плите появилась фамилия Андрея Усольцева.

Осуществилась мечта Марии Андреевны, и, наконец, она собирается в дорогу…

 

Моя родная калачинская земля по праву гордится своими сынами. Шесть человек стали Героями Советского Союза. Внуки и правнуки берегут честь и память героев.

Курсанты Смоленской академии ПВО им. А.М. Василевского Игорь и Алексей Мединцевы пошли по пути прадеда Фёдора Марковича Бессмертного. Его правнучка Лера Юшицына несла в День Победы портрет прадеда в строю Бессмертного полка. Соня Богоявленская, правнучка Усольцева, в этот день также влилась в людской поток. Фото Николая Михайлова, героя моей публикации, несла я — в другой руке были снимки моего отца и деда.

В России миллионы тех, в ком звенит натянутый нерв памяти. Я подошла к Вечному огню. На стеклах портретов заиграли блики пламени, и казалось, что в них отразилась обожженная войной молодость предков.

 
   
 

Проталина\1-4\16 ] О журнале ] Редакция ] Контакты ] Подписка ] Авторы ] Новости ] Наши встречи ] Наши награды ] Наша анкета ] Проталина\1-4\15 ] Проталина\3-4\14 ] Проталина\1-2\14 ] Проталина\1-2\13 ] Проталина\3-4\12 ] Проталина\1-2\12 ] Проталина\3-4\11 ] Проталина\1-2\11 ] Проталина\3-4\10 ] Проталина\2\10 ] Проталина\1\10 ] Проталина\4\09 ] Проталина\2-3\09 ] Проталина\1\09 ] Проталина\3\08 ] Проталина\2\08 ] Проталина\1\08 ]

 

© Автономная некоммерческая организация "Редакция журнала "Проталина"   11.01.2017