Литературно-художественный и публицистический журнал

 
 

Проталина\1-4\16
О журнале
Редакция
Контакты
Подписка
Авторы
Новости
Наши встречи
Наши награды
Наша анкета
Проталина\1-4\15
Проталина\3-4\14
Проталина\1-2\14
Проталина\1-2\13
Проталина\3-4\12
Проталина\1-2\12
Проталина\3-4\11
Проталина\1-2\11
Проталина\3-4\10
Проталина\2\10
Проталина\1\10
Проталина\4\09
Проталина\2-3\09
Проталина\1\09
Проталина\3\08
Проталина\2\08
Проталина\1\08

 

 

 

________________________

 

 

________________________

Любовь Еремеева

 

 

Братство древнего села

 

Я иду по дороге, обрамленной тальником, к старинному татарскому селу Новоатьялово, которому окрестные кукушки взахлеб с утра пророчат долгую жизнь.

Дорогу в ялуторовскую глубинку спрямляли и одевали в асфальт с большими перерывами несколько десятилетий! Это сейчас преодолеть полсотни с хвостиком километров, без проблем оказаться в райцентре, а к вечеру вернуться назад, к своим баранам, — дело нетрудное и весьма приятное. Заглянем в эту маленькую Мекку, наполненную запахами березы и сосны.

Неподалеку от дорожной развилки, на подступах к селу в самом деле находится астана (священное место) — могила святого Альяфа, сложившего голову за мусульманскую веру. Известно, что в 1394 году из азиатского города Бухары выехало 360 шейхов, чтобы нести ислам в народные массы. Там, где новое учение воспринималось местным населением в штыки, вспыхивали религиозные войны. И триста посланцев солнечной стороны погибли в ходе своей миссионерской деятельности и были погребены в просторах Сибири.

Старожилы вспоминают о брате святого Альяфа, шейхе Науфе. Будто бы он похоронен в соседнем Ярковском районе, на берегу озера Лючюк. Это все Тюменская область. Новоатьяловские школяры, не изменяя традиции, бегают перед экзаменами к могиле святого человека, чтобы положить садаку (милостыню) к памятному столбу. Считается, что близлежащий участок дороги крайне опасен для водителей.

Название села Новоатьялово тоже имеет свою историю. «Ат» по-русски означает лошадь. «Ял» — отдых. Место отдыха лошадей, привал. Можно представить, как бесконечны здесь просторы и какие пути преодолевали сибиряки! Так от села Чечкино, что тоже расположилось по левому берегу Тобола севернее Новоатьялово, до более южной Асланы насчитывается лесом и полем 20 километров! Расстояние однодневного перехода в конном обозе, двигавшемся по древнему торговому пути из Тобольска в Ялуторовск, на Курган и дальше на юг…

Когда-то широкую и живописную луговину, разделяющую село и нешумные воды крупной реки, затянуло влаголюбивой лесной порослью — картина неизбежного изменения ландшафта в результате значительного подъема дорожного полотна. Поднимали, чтобы не размывало весенними паводками, наносившими в прежние годы огромный ущерб экономике района. Зато теперь есть хорошая дорога и мост.

В Гражданскую войну моста не было. Чтобы переправиться через Тобол, колчаковцы забрали у местных рыбаков все лодки до единой. Для строительства деревянного моста разбирали амбары и хозяйственные постройки. Пятикилометровая траншея, соединяющая вырытые белогвардейцами окопы, до сих пор еще не совсем исчезла. Тогда отступающие белогвардейцы расстреляли троих новоатьяловских крестьян: Курмана Ашманова, Алиуллу Назырова, Рамазана Камышова. Земляки не забыли песню, сложенную кем-то про безвинно убиенных. В день отступления белых была снарядом разрушена и старая мечеть.

Новый храм, сложенный из кирпича, появился здесь благодаря добровольным пожертвованиям. Здесь к вере предков относятся ревностно. Храм — предмет общей гордости. И национальные традиции новоатьяловцы чтут по-прежнему.

Живут здесь больше тысячи человек. На всех чертова дюжина магазинчиков. На одном из них объявление о том, что вот-вот из города прибудет хирург и проведет желающим операцию обрезания.

Немало беды в этот край приносили неурожаи. Косили население голод и тиф. В 1924-м пало почти все поголовье лошадей. Оставшись без тягловой силы, люди бросали свои поля и кормились за счет дикоросов. Благо ягод в те годы было много, не было набегов сборщиков на колесах. Подберезовики, подосиновики, сыроежки и прочую лесную шелупонь на этих бескрайних просторах новоатьяловцы и за грибы не считают. Кланяются только белым да груздям.

Жили у реки, но рыбаками стали не сразу. Медленно обучались извлекать из воды пользу для желудка. Учились мастерить рыболовные снасти у тех, кто овладел этим достаточно ловко. У тех же зырян, что поселились за Тоболом.

Непросто было новоатьяловцам строить колхозную жизнь. Здесь помнят первого председателя местного совета Камалутдина Наврузова. Его сын, девяностолетний Багаутдин, все помнит о прошлом и печется о будущем. Ветеран войны и труда, старожил села, он передал в школьный музей не только свои воспоминания, но и несколько поэтических сборников на татарском языке, в которых живет душа поэта. Он певец родной земли. Еще десятилетним мальчиком мечтал стать художником и нарисовать село, в котором родился. Он видел свою картину на восходе солнца при рождении нового дня, в момент, когда оно особенно красиво... А стал краеведом! Его память сохранила, как год за годом креп колхоз, которому дали имя Блюхера. В 1934 году колхоз был признан одним из лучших по району. После 1937 года он получает новое название «Путь Ленина». И снова на высоте, в числе сильнейших. В первые годы войны колхозом и сельским советом руководила женщина — учительница Накия Сафаргалиева.

Хозяйка школьного музея Рашида Хайруллина — тоже учительница. Между прочим, ее фольклорный кружок признан лучшим в Ялуторовском районе. Работает здесь и признанный лучшим детским тренером России учитель физической культуры Махтум Рахимов!

Заботясь об этнической культуре всех народов, школа старается приблизить учебник русского языка к программе первого класса национальной школы. Это, безусловно, поиск. Однако школа уже имеет статус федеральной экспериментальной площадки. Свой родной язык, татарский, ребятишки учат со второго класса.

Интересно, что малыши зовут учительницу не по имени-отчеству, а очень уважительно, добавляя к имени «апа». Именно так и обращаются нынче дети к своей учительнице Эльвире Фагимовне Кадыровой. Она не только научила их грамотности и счету, но и приобщила к миру музыки и танца. Хорошо, тепло и очень по-домашнему бывает ребятам в школе.

Сторож мечети Рафаиль Валишин когда-то работал скотником на ферме. Он всегда был глубоко верующим. Ферма распалась, зато вера окрепла. Валишин признается, что уже шесть лет ничего, кроме Корана, не читает. Ибо в знаниях можно заблудиться. Женат он не был. Говорит, что человеку такой направленности ума, как у него, заводить семью не пристало. Он свято стережет покой храма от намаза до намаза. Валишин — ярый противник ваххабизма. Он считает, что сердцевиной любой религии должны быть справедливость и любовь. Его патриотичности можно позавидовать: «С Урала до Тихого океана мы единственное село, которое грамотно держит ислам».

В мечеть регулярно приходят 10—15 человек. Самому пожилому из прихожан, Ахмат-бабаю, уже 96 лет. О чем молятся? О здоровье близких и о хорошем будущем села. Оно стоит на земле четвертое столетие и будет стоять дальше. Районная власть называет его зажиточным поселением. Не объединенные на сегодняшний день формами общественного производства (колхозы исчезли, совхозы распались, кооперативы не потянули!), люди работают на себя и сами по себе. Держат скот, засевают огороды и, как это было всегда, не забывают дорогу в лесные угодья. Ибо не нами сказано: «Живешь у леса — кормись от леса. Живешь у реки — кормись от реки». В Новоатьялово имеется и то, и другое...

В сторону Ялуторовска из этих мест регулярно отправляются машины с бревнами, источающими аромат клейкой смолы. Умельцы, срубив «крестовые» дома себе и детям, наладили производство срубов на продажу. Есть частные лесопилки. Есть, разумеется, и урон окружающей среде. Сами же жители говорят, что теперь у них в лесу шайтан ногу сломает. Лес вырубается порой хищнически, набегом. Все об этом знают, но до громких судебных процессов, насколько известно, по эту сторону Тобола дело не дошло.

Школьная котельная работает на газе. «Газораздатки» пристраиваются к усадьбам желтыми длинношеими журавликами. Может, дождалась уже газификации улица Лесная? Хорошей очищенной воды из артезианской скважины уже дождались. Льется она три часа в сутки. Платят за нее, за чистейшую, в зависимости от числа членов семьи. А воду для полива и других хозяйственных нужд берут из старой водокачки, как в прежние безальтернативные времена.

Многого добился для села глава администрации, кавалер орденов «Трудовая слава» III степени и «За заслуги перед Отечеством» Альфрид Айтышов. И о людях он печется. В школьном празднике «Озын толым» («Длинная коса») участвуют не только местные красавицы, но и девушки Ивановской, Асланинской, Авазбакиевской школ. Желанный для многих титул — «Озын толым». Жаль, что мода на длинные косы в старом-молодом селе сходит все-таки на нет...

Школьный директор, она же и председатель сельской Думы, со знанием дела говорит, что свободных домов (даже избушек!) в Новоатьялово сегодня нет. Если даже увидишь закрытые ставни, рухнувшие ворота, не питай надежды на дешевую покупку. Этот дом, скорее всего, берегут для кого-то из родни, кто не сегодня, так завтра обязательно вернется в село. И строят для сыновей, ушедших в армию. Возможно, приготовят жилье для желанного здесь хорошего математика. Клич кинули по Интернету, и отклики уже есть.

Новизна видна во всем. Мунир Биктимиров, имам новоатьяловской мечети, возвращается на велосипеде с вечерней рыбалки. Мне, заядлой рыбачке, разрешается взглянуть на трофей. Парни ловят здесь карасей в обмелевших к началу лета водоемах прямо руками. Какой способ рыбалки избрал для себя предводитель местных правоверных, я не уточнила. Понятное дело, что законный...

Ветеран труда, кавалер ордена Дружбы народов Наиль Тимербаев, управившись вместе с женой на огороде, вышел поздороваться. В прежние советские годы он заведовал магазином смешанных товаров. Слово «дефицит» будило в нем какую-то звериную энергию. Чтобы добыть для односельчан нужный товар, Наиль-абый, вчерашний животновод, пускался в дальние рискованные путешествия. На арендованной машине носился по городам и весям Сибири и Урала. Привозил югославскую обувь для модниц, только что входившие тогда в моду польские духи «Быть может». Привозил односельчанам и вечно потребные, удобные в носке глубокие калоши, которые вся Россия обычно называет татарскими...

 

 

 
   
 

Проталина\1-4\16 ] О журнале ] Редакция ] Контакты ] Подписка ] Авторы ] Новости ] Наши встречи ] Наши награды ] Наша анкета ] Проталина\1-4\15 ] Проталина\3-4\14 ] Проталина\1-2\14 ] Проталина\1-2\13 ] Проталина\3-4\12 ] Проталина\1-2\12 ] Проталина\3-4\11 ] Проталина\1-2\11 ] Проталина\3-4\10 ] Проталина\2\10 ] Проталина\1\10 ] Проталина\4\09 ] Проталина\2-3\09 ] Проталина\1\09 ] Проталина\3\08 ] Проталина\2\08 ] Проталина\1\08 ]

 

© Автономная некоммерческая организация "Редакция журнала "Проталина"   27.01.2013