Литературно-художественный и публицистический журнал

 
 

Проталина\1-4\16
О журнале
Редакция
Контакты
Подписка
Авторы
Новости
Наши встречи
Наши награды
Наша анкета
Проталина\1-4\15
Проталина\3-4\14
Проталина\1-2\14
Проталина\1-2\13
Проталина\3-4\12
Проталина\1-2\12
Проталина\3-4\11
Проталина\1-2\11
Проталина\3-4\10
Проталина\2\10
Проталина\1\10
Проталина\4\09
Проталина\2-3\09
Проталина\1\09
Проталина\3\08
Проталина\2\08
Проталина\1\08

 

 

 

________________________

 

 

________________________

Елена Минакова, Светлана Марченко

 

 

В тесном ущелье хранителя

 

«Sverdlovsk film studios» — именно так, на английский манер, означен вход в здание широко известной когда-то Свердловской киностудии. Нет уже города Свердловска, а есть Екатеринбург. Жизнь пошла совершенно другая — с новыми вкусами и запросами. И в судьбе уральской кинематографии, тоже, оказывается, немало перемен.

Чтобы добраться до студии, упрятанной в глубине квартала, теперь нужно уметь ориентироваться в здешнем лабиринте перегородок и шлагбаумов. Территория буквально ими пестрит. Участки двора стали похожи на лоскутное одеяло и продолжают множиться, будто тянут это одеяло каждый на себя. Место-то престижное — исторический кинематографический центр!

А перемены — они коснулись не только вывески над входом. Однажды дело обернулось так, что пришлось студийцам упаковать чемоданы и выехать из родного дома — с главного проспекта города. Шел 1999 год. Под прессом финансовых трудностей студийцы вынуждены были согласиться на сдачу здания в аренду на 49 лет, чтобы сохранить этот памятник конструктивизма (стиль, к сведению любознательных, придал городу на Исети новый облик). Решение об аренде обсуждалось на самом высоком уровне руководства — по словам свидетелей тех событий, «рулили чиновники». Взамен студийцы получили «новый» корпус (пущенный в эксплуатацию еще в 1975-м)... Прошло с того переезда в 1999-м только 13 лет. В прежних апартаментах киностудии под броским названием «Сити-центр» теснятся нынче всевозможные бутики.

Та же картина «общежития» открывается взгляду, едва зайдешь в теперешнее здание киностудии. Поражает множество вывесок, не имеющих никакого отношения к кино. И все те же перегородки! Здесь принимает адвокат, по соседству — какая-то турфирма. Малый съемочный павильон на первом этаже арендует аттракцион «Галилео». Там организована продажа билетов. А в вестибюле в ожидании зрелища толпятся школьники — их особенно много здесь в каникулы. Чувствуется: «Галилио» живет своей, по всей вероятности, нескучной жизнью.

Собственно, все, что относится к кино, не увидеть с первого взгляда. На закрытой от поселенцев территории, в пустующих коридорах не сразу сориентируешься. На дверных табличках — только номера. За одной из таких дверей в каком-то закутке находится музей — по сути, там вся история Свердловской киностудии.

О ней знает зритель. По возрасту она является самой молодой в стране киностудией, но, однако, она уже почтенный юбиляр — 9 февраля ей исполняется 70 лет.

В «пенале» вентиляционной камеры вот уже десять лет сидит хозяин музея — главный и единственный хранитель фондов Лев Эглит. С порога этот кабинет смотрится ущельем. В отгороженном пространстве на метре с небольшим едва помещаются стол и стул. Электрический чайник уже выселен на пол. Баррикады книг на подоконнике — как жалюзи, но они не спасают от холодного сквозняка. В узком длинном кабинете по закону трубы вольготно ходит ветер. Высокая оконная рама не по сезону все еще толком не заклеена. Бывает, что за стенкой, не доходящей до потолка, начинает рокотать вентиляционная система всего здания. Непрерывный гул даже у человека с крепкими нервами вызовет желание тут же выбежать за дверь. Лев Николаевич с печальным спокойствием признается, что уже привык.

Глубоко огорчает его, что он один. Некому доверить ценнейшие материалы, преемника не предвидится. А ведь почти за 20 лет существования музея накопилось столько, что заполнены и шкаф, и стулья, и этажи полок. То, что люди приносят из дома, — подшивки киножурналов, старые открытки, газеты — складируется на полу. Видно, что музей востребован, и люди стремятся сохранить все, что относится к истории кино… Но эта история как будто замерзла на перепутье.

Работы у Эглита видимо-невидимо. С его помощью студийцы оборудовали для ребят выставочную экспозицию — «немного шальную», но полезную и интересную, с киношным оборудованием и реквизитом. И таких выставок по случаю не счесть — к каждой дате, юбилею, встрече. Вытащить из нужной папки материал, вспомнить важное событие или факт — все это прямая забота Льва Николаевича. Удивляет, как это при всем внешнем завале он удерживает строгий порядок. На все звонки и запросы обязательно ответит и все уточнит. А фонды огромные! В «пенале» размещены видеотека, фотографии, документы, переписка с разными городами и книги. Крупногабаритные экспонаты (плакаты за стеклом, макеты) приходится хранить в отдельном помещении.

Сидит Лев Николаевич один, но он не одинок. На него смотрят с фотопортретов уважаемые люди. Лица известные: один из пионеров русского кинематографа и предприниматель Александр Ханжонков, яркий уральский кинорежиссер Ярополк Лапшин, автор культовых советских фильмов «Угрюм-река», «Приваловские миллионы», «Демидовы», родоначальники кино — братья Огюст и Луи Люмьеры. Этим летом Лев Николаевич, следуя своему желанию как можно больше увидеть и узнать, побывал в музее братьев Люмьер во Франции. Рассказывая об этом, добавил: «Но не в командировке я там был, удалось по случаю…»

И таких случаев, приносящих открытия и пополняющих родной фонд, в его биографии достаточно. Он был в Доме-музее Александра Довженко в городе Сосница Черниговской области. Досадует Эглит, что много времени в таких поездках по странам СНГ уходит на пограничную суету. А вот в Белоруссии его буквально сразил Музей истории белорусского кино (филиал учреждения «Государственный музей истории театральной и музыкальной культуры Республики Беларусь»). В центре Минска, на улице Свердлова, недалеко от Кафедрального костела и Дома правительства стоит этот трехэтажный особняк, нашлось в нем место и для фондов, и для постоянных экспозиций истории белорусского кино, и даже для просмотра фильмов. В Киеве своя гордость — Музей национальной киностудии художественных фильмов им. А. Довженко. Лев Николаевич и там был, и вот что подметил: «Киностудия находится в серьезном драматическом состоянии, но она все же государственная! Все киностудии сейчас в Украине государственные. С финансированием у них тоже какие-то перебои, но все-таки их не бросили на произвол судьбы. А у нас сейчас только один «Мосфильм» государственный. Все остальное — практически ОАО. Только теперь начинают об этом задумываться. С «Ленфильмом» положение обострилось — возникла необходимость провести отдельное совещание, чтобы вырвать его из частной зависимости. Планируется поддержать и киностудию имени Максима Горького, чтобы снова вернулись детские фильмы. Вот вроде и на нас обещают обратить внимание».

С такой прикидкой, постоянно думая о своей киностудии, Лев Николаевич и стремится узнать, как живут остальные. И он постоянно поддерживает контакты, ведет переписку, которая, по всей видимости, и останется от нашего времени основным пополнением фонда музея, ведь обещанного в России, как известно, годами ждут. Историю творят фильмы, а их-то как раз и не хватает. За последнее время удалось снять всего лишь один игровой фильм «Дикое счастье» по роману Мамина-Сибиряка. Уже было объявили презентацию. А «Дикое счастье» все не может добраться до экрана. «Снимал московский режиссер, но мне его видеть не пришлось», — добавил Лев Николаевич.

Не одним только неравнодушием отличаются люди — сегодняшние служители культуры. Приходится каждый раз изыскивать внутренние резервы, средства, возможности для осуществления даже самых обычных планов, потому что официальной поддержки ждать не приходится. Отличник кинематографии СССР, почетный кинематографист России, Лев Эглит на вопрос об оплате его труда в музее скромно и без эмоций ответил: «Оплата есть, но минимальная». Удивительно, что данные знаки отличия никак не отражаются на пенсии, в общем-то, заслуженных людей.

Скромный этот человек, свердловчанин, между прочим, закончил в 1966 году киноведческий факультет института кинематографии (знаменитого ВГИКа) по специальности «Киновед-редактор». Работал в Ростове-на Дону в студии кинохроники. В 1970-м, вернувшись в родные места, был принят в редакцию научно-популярных фильмов. В 1994-м вместе с известным художником-постановщиком Юрием Истратовым взялся за создание музея. С 1997 года уже официально его возглавил. Юрий Иванович после открытия музея заболел, в 2007 году его не стало. Остался Лев Николаевич в полном одиночестве со своими думами и заботами. Только настроится на контакт с новым человеком, запомнит, как его зовут, а того уже и след простыл. На пороге — другая персона.

Сам по себе кинематограф всегда привлекателен для всех. Особенно для молодежи. Но что-то не складывается — не задерживаются молодые люди. Старых творческих рабочих кадров остались единицы. Тоже по-своему борцы-одиночки.

Эглит, по отзывам, один из немногих, с кем здесь всегда было приятно и легко работать, потому что он относится к людям на киностудии не только как к коллегам. Надежный, деловой, но еще и очень внимательный человек. Он несет в своей душе тепло, несмотря на выпавшие на его долю испытания. Его отец Николай Ушаков, ученый-геолог, был репрессирован, мать погибла. Оставшийся в 12 лет сиротой, мальчик попал в детдом.

Лев Николаевич называет имена мастеров, которые и сегодня преданы своему делу и на кого бы стоило обратить внимание. Это кинооператор-постановщик Анатолий Лесников. Это и звукооператор Маргарита Томилова. Наши ветераны — многим уже под 80, а молодых, как уже было сказано, нет, некому передать опыт. Не это ли одна из самых важных проблем в вопросе жизнеспособности искусства? Раньше подготовка свежих кадров, процесс преемственности были четко отлажены. Редакторы постоянно ездили на экзамены в институты, на защиты дипломов, приглашали молодых. Те набирались опыта, работая ассистентами, и постепенно закреплялись, обретали авторитет. Только после этого им доверялась самостоятельная постановка. Опыт не дается с дипломом и тем более с финансовыми возможностями. Потому так много сегодня случайных людей во всех сферах искусства, что оказалось прервано самое важное — творческая связь поколений. Все делается попутно.

Мастер, для которого его работа стала делом жизни, воспринимает такую ситуацию как болевой шок. Так случилось с режиссером и сценаристом Георгием Михайловичем Кузнецовым, автором целого ряда картин («Прости-прощай», «Отряд специального назначения» — о легендарном разведчике Николае Кузнецове, «Болевой прием», «Груз «300»). Творческая безработица явилась причиной его раннего ухода — было ему всего 60 лет. Ежемесячная газета Союза кинематографистов в каждом номере публикует череду некрологов, и каждое имя — как отдельная страница истории нашего кино.

Бывает, уже отснятые фильмы лежат годами и ждут «обещанного». Так вышло с документальной лентой о поэте-фронтовике Венедикте Станцеве. Снял ее уральский кинодокументалист Игорь Персидский еще при жизни своего героя. До сих пор тянется «резина» с финансированием, хотя была достигнута договоренность с прежним губернатором Александром Мишариным. Сменилась власть, и все застопорилось. Режиссеру Персидскому исполнилось 80 лет — он все еще в строю, но работает как бы вне студии: сам договаривается, сам снимает. И темы выбирает самые острые. Последняя его работа — о военных базах в Киргизии, в Таджикистане Съемки там были трудные, приходилось на военных самолетах летать (в таком-то возрасте!).

«Свердловск филм студиос», как означено на здании, с 2004 года уже открытое акционерное общество. «Сегодня мы мало что можем, слава Богу, хоть как-то существуем, — говорит Лев Николаевич. — Питать надежды на каких-то спонсоров — мифология. О культуре заботиться должно в первую очередь государство, потому что помощь нужна постоянная и стабильная. А не от случая к случаю. Сейчас опять вспыхнули разговоры о патриотизме, а ведь его нельзя воспитать за один присест и пропагандировать только по праздникам. Вспоминая, как мы росли и на чем воспитывались, могу сказать, что в каждой встрече с искусством был просвещенческий дух, и уровень подачи даже в самых рядовых вещах был намного выше, чем сейчас. По себе сужу: проезжая нынче этот наш кинопятачок с «Салютом» и «Колизеем», я вижу афиши, которые не вызывают охоты пойти на просмотр. Дожили — нет желания смотреть! Правда, сейчас при новой технике можно найти и для себя что-то. В городе немало таких смотровых площадок — в Доме кино, в Областной библиотеке имени Белинского. Это все интересно. Но, к сожалению, большинство молодых не делают отбора, потому что, не хочется говорить этого слова, оболванены…»

Принадлежащий государству пакет акций — это примерно 50 процентов финансирования проектов, которые еще должны пройти через министерство культуры, различные официальные инстанции. Такой поддержкой пользуются в основном документальные и дебютные ленты. Остальное финансирование, как показывает практика, надо находить самим. Штат в былые времена на студии был больше тысячи. А сейчас, похоже, меньше сотни. И былого профсоюза нет, и медпункта, и базы отдыха в Курманке, местечке под Екатеринбургом, где отдыхали семьями. Нет и той столовой, где хорошо и недорого кормили. Кажутся совсем невероятными и те бесплатные туристические путевки, которые ежегодно выделялись рабочим из цехов обработки пленки, декоративных сооружений. Фактически в советские годы был создан целый комбинат киноиндустрии, и он развивался по нарастающей.

История не одного поколения! Началось все в 1943 году, когда в Свердловск приехали эвакуированные кинематографисты. Было решено создавать студию художественного фильма. Режиссер Александр Ивановский всего за год снял оперетту «Сильва». Это в военное-то время! Но было важным представить измотанному военной бедой зрителю именно красивую музыкальную картину. В 1948 году с приездом на Урал Новосибирской студии учебных фильмов здесь стало развиваться научно-популярное кино. В 1951 году в состав киностудии вошла группа кинохроники, ранее работавшая самостоятельно, и появилось документальное кино. В 1950-х возобновилось производство художественных фильмов. В начале 1970-х родилась мультипликация — кукольная и рисованая.

А сейчас что? «В документальном кино снимается то, что подешевле, — говорит Лев Николаевич. — Примерно шесть названий находятся на разных стадиях съемки». Раньше документалисты ехали на Камчатку, в Сибирь, сопровождали научные экспедиции по исследованию океанических просторов, осуществляли совместные зарубежные проекты с Болгарией, Монголией. Постановки могли быть самыми неожиданными. Снятый Анатолием Балуевым десятиминутный фильм о велосипеде творился в разных краях — в Прибалтике, Крыму, Москве. При этом никто не оглядывался на трату времени и ресурсов, все было рассчитано и обеспечено. Теперь эти возможности отсутствуют. Бывший мощный комбинат на глазах дробится по интересам отдельных предприимчивых активистов. Появились и киношкола, и отдельные объединения, живущие в основном на заказы о частной жизни каких-либо предприятий. Снимается то, что «поближе». Самый дальний предел — это Северный Урал. Там как раз работает режиссер Аркадий Морозов. Из молодых кинематографистов интересно проявляет себя Иван Головнев, его увлекает этнография, однако все тормозит тот же вопрос о финансах... Еще как-то держится мультипликация, тоже работающая почти автономно, со своей бухгалтерией, дирекцией и проектами.

Прежние кадры существуют, но уже в отдельных нишах-гнездышках. Цельность распалась, все расклеилось. И каждая творческая группа (а кино — дело коллективное) остается наедине с вечным поиском средств. Так Ярополк Лапшин «уже в этом веке» снимал свои последние работы, одновременно отвлекаясь на поиски спонсорской поддержки. Ему помогал Первоуральский новотрубный завод, а гигант-Уралмаш уже был бессилен чем-либо помочь. В таком большом деле, как искусство (и не только связанное с кино!), действительно нельзя рассчитывать на чью-то случайную помощь, а должна быть постоянная государственная забота о тех, кто несет культуру, и о тех, кто ее получает.

В прежние времена все шло через Государственный комитет по кинематографии. Там были управления, и была редакционная коллегия, и составлялись планы. Свердловская киностудия тоже имела свой план на определенное количество фильмов по каждому из разделов: о прогрессе в науке, об открытиях или проблемах в гуманитарной сфере, о детях, о спорте. Особенно трепетно и серьезно относились к подготовке литературных сценариев, потому что любой фильм начинается именно со сценария — это его основа. То есть шла постоянная и целенаправленная работа, ничего с потолка само собой не сваливалось. Редакция работала, и получались хорошие фильмы. А сегодня, когда смотрим старое кино в любом жанре, мы испытываем одновременно и восторг от просмотра, и горькое сожаление от того, что нынешнее качество многих произведений опустилось вниз, на уровень по профессиональным оценкам такой, что, как говорится, только руками развести.

В преддверии большого юбилея Свердловской киностудии Лев Эглит крайне озабочен тем, чтобы всё так старательно собранное сохранилось и обрело достойный статус. Ведутся переговоры о передаче архива студии в ведение Музея истории города. Но, как сказал Лев Николаевич, процесс этот «постепенный, неодномоментный».

Музей — это всегда память, живые страницы былого. Без памяти, без знания своего прошлого человек беззащитен, ему некуда и не с чем идти вперед.

 

 
   
 

Проталина\1-4\16 ] О журнале ] Редакция ] Контакты ] Подписка ] Авторы ] Новости ] Наши встречи ] Наши награды ] Наша анкета ] Проталина\1-4\15 ] Проталина\3-4\14 ] Проталина\1-2\14 ] Проталина\1-2\13 ] Проталина\3-4\12 ] Проталина\1-2\12 ] Проталина\3-4\11 ] Проталина\1-2\11 ] Проталина\3-4\10 ] Проталина\2\10 ] Проталина\1\10 ] Проталина\4\09 ] Проталина\2-3\09 ] Проталина\1\09 ] Проталина\3\08 ] Проталина\2\08 ] Проталина\1\08 ]

 

© Автономная некоммерческая организация "Редакция журнала "Проталина"   27.01.2013