Литературно-художественный и публицистический журнал

 
 

Проталина\1-4\18
О журнале
Редакция
Контакты
Подписка
Авторы
Новости
Наши встречи
Наши награды
Наша анкета
Проталина\1-4\16
Проталина\1-4\15
Проталина\3-4\14
Проталина\1-2\14
Проталина\1-2\13
Проталина\3-4\12
Проталина\1-2\12
Проталина\3-4\11
Проталина\1-2\11
Проталина\3-4\10
Проталина\2\10
Проталина\1\10
Проталина\4\09
Проталина\2-3\09
Проталина\1\09
Проталина\3\08
Проталина\2\08
Проталина\1\08

 

 

 

________________________

 

 

________________________

Проталина

 

 

Голгофа Смолянских

 

Документы, свидетельствующие о преступлениях и безнаказанности

 

История этого мучительного поиска — дело наших дней. В 2016 году екатеринбурженка Ольга Александровна Смолянская решила все-таки найти следы трагической гибели своей большой семьи. День за днем, мужественно и терпеливо она вела переписку с Центральным архивом Федеральной службы безопасности Российской Федерации, чтобы по мере сил восстановить справедливость и наконец узнать, как все было…

 

Шесть членов ее большой трудовой семьи пострадали в ГУЛАГе. Двое были расстреляны в 1937 и 1938 годах. Один умер в лагере. А трое, пройдя пытки, допросы и лагеря, потеряв здоровье, обретали свободу уже инвалидами, и дни их были сочтены.

 

По каждому из пострадавших Ольга Смолянская собрала отдельную папку с ответами на запросы, и копии этих документов передала в редакцию «Проталины». Только теперь она смогла впервые увидеть лица родных на фотографиях, сделанных при аресте.

Страница за страницей встает обвинительный акт чудовищного злодеяния.

 

Содержание каждой папки стандартно и выстраивается по фактически одной схеме:

 

1. Ордер Главного управления государственной безопасности НКВД на производство ареста и обыска.

2. Анкета арестованного.

3. Протокол допроса.

4. Приговор.

5. Справка (о приведении приговора в исполнение).

6. Определение Военной коллегии Верховного суда СССР (об отмене приговора).

 

Эти дела настолько полны дотошного бреда, допущенного в процессе допросов, и такая видна казуистика, что просто невозможно все это представить в полном объеме! Мы решили показать наглядно хотя бы некоторые моменты.

 

Григорий Борисович Смолянский

 

В деле этого человека все тот же стандартный бумажный набор. Открывается дело Ордером Главного управления государственной безопасности НКВД на производство ареста и обыска № 3655 от 26 июля 1937 года и Анкетой арестованного. Затем следуют сразу два протокола допроса. Один — от 27 июля 1937 года, второй — от 28 сентября 1937 года. Общий объем запротоколированного — 32 страницы машинописного текста!

Обращает на себя внимание такой момент: на каждый короткий и определенно провокационный вопрос следует шесть-восемь страниц ответа подсудимого, как будто человек заранее охотно готовился к обстоятельному докладу. Вот пример вопросов: «Что вам известно о работе контрреволюционных групп организации в зарубежных странах?» Ответ на шести страницах! Вопрос: «Что вам известно о контакте вашей организации с другими организациями в СССР и за границей?» Ответ на восьми страницах!

В протоколе допроса перечислены все члены семьи и родственники: жена, сын (13 лет), братья, сестры — не упущен никто…

Смолянскому инкриминируется участие в троцкистско-правой антисоветской организации. Следует признание арестованного. На страницах то и дело мелькают штампы: «разложение секции…», «путем разжигания…», «с целью срыва указаний…».

Приговор Военной коллегии Верховного суда Союза ССР подписан в закрытом судебном заседании в Москве 27 октября 1937 года. Подписан очередной «тройкой». Фамилии известные:

 

«Председательствующий: армвоенюрист В.В. Ульрих

Члены: бригвоенюрист Рутман и Стельмахович

При секретаре: военном юристе 1 ранга т. Кондратьеве».

 

Содержание приговора:

«Григория Борисовича Смолянского подвергнуть высшей мере наказания — расстрелу с конфискацией лично ему принадлежащего имущества. Приговор окончательный и приводится в исполнение немедленно».

 

Документ о незаконной расправе называется просто: «Справка». В справке указано: «Приговор о расстреле приведен в исполнение 27.X.1937г.», — то есть действительно «немедленно».

Итог этого дела — вопиющее свидетельство невиновности расстрелянного — Определение Военной коллегии Верховного суда СССР от 17 марта 1956 года.

Выдержка из документа:

 

«Из материалов дела усматривается, что Смолянский в предъявленном ему обвинении виновным себя признал и заявил, что в контрреволюционную организацию он был завербован в 1934 году Бела Куном… Дополнительной проверкой по делу Смолянского установлено, что его признательные показания в контрреволюционной деятельности в Коминтерне не соответствуют действительности.

В настоящее время установлено, что Бела Кун, Кнорин и Пятницкий за антисоветскую деятельность были осуждены необоснованно…

Кроме того, в ходе проверки были допрошены бывшие работники Коминтерна, которые дали Смолянскому положительные отзывы и характеризуют его как честного партийного работника.

Рассмотрев материалы дела, Военная коллегия Верховного суда СССР определила:

Приговор от 27 октября 1937 года в отношении Смолянского Г.Б. отменить по вновь открывшимся обстоятельствам и дело прекратить за отсутствием состава преступления».

 

И опять якобы объективный анализ! Нашлись новые обстоятельства, доказывающие невиновность пострадавшего. Но те, от кого он пострадал, остались неподсудны тогда, неподсудны и по сей день. 

 

Анна Аркадьевна Смолянская

 

Ордер Главного управления государственной безопасности НКВД на производство ареста и обыска № 941 датирован 4 ноября 1937 года. В Анкете арестованного собраны все данные по биографии. Дата анкетирования — 4 ноября 1937 года. Муж Анны Аркадьевны — Григорий Борисович Смолянский, расстрелян неделю назад — 27 октября.

И как кощунственно звучит первый вопрос протокола: «Где и когда вы познакомились со Смолянским?»

Дальше следуют вопросы: «Состояли ли вы в каких-либо группировках?», «Были ли за границей?», «Что известно об антисоветской и контрреволюционной деятельности Смолянского?», «Какие вам известны связи Смолянского?». Анна Аркадьевна отвечает очень кратко: «Нет», «Мне ничего неизвестно», «Служебные связи Смолянского мне неизвестны».

Следующий документ в деле: «Выписка из протокола Особого совещания при Народном Комиссаре Внутренних дел СССР от 28 ноября 1937 года. В графе «Постановили» указывается:

 

«Смолянскую Анну Аркадьевну — как члена семьи изменника родины — заключить в исправтрудлагерь сроком на ВОСЕМЬ лет, сч. срок с 4/XI-37 г. Дело сдать в архив».

 

В Определении Военной коллегии Верховного суда СССР от 2 июня 1956 года устанавливается:

 

«Смолянская репрессирована была в связи с тем, что ее муж, то есть Смолянский Григорий Борисович, осужден был за совершение контрреволюционного преступления…

Постановление Особого совещания при НКВД СССР от 22 ноября 1937 года в отношении Смолянской Анны Аркадьевны отменить и дело за отсутствием состава преступления прекратить».

 

Лев Борисович Смолянский

 

Ордер Главного управления государственной безопасности НКВД на производство ареста и обыска № 712 датирован 15 февраля 1938 года. Тогда же, в феврале, была заполнена Анкета арестованного. И только спустя два с половиной месяца состоялся допрос. Протокол допроса подписан 30 апреля 1938 года. Содержание этого допроса занимает 27 машинописных страниц!

Следователь бомбардирует наводящими вопросами. Но на все арестованный отвечает: «Я категорически отрицаю предъявленное мне обвинение», «Я буду говорить правду». Однако, начиная с четвертой страницы, абсолютно меняется ход допроса. Смолянский вдруг заявляет: «Дальнейшее запирательство бесцельно…» И следует многостраничное признание: «Я признаю, что с 1920 года и до дня ареста являлся участником антисоветской организации эсеров-борьбистов и принимал активное участие в террористической, вредительской и шпионской деятельности». Примечательно, что каждый ответ допрашиваемого подкреплен его личной подписью. Есть и такая формулировка ответа: «Вредительством занимались все лица, входившие в организацию, каждый в своей отрасли работы». Это звучит как фраза какого-то трибунного докладчика по итогам долгих исследований. И совершенно выбивается… потому что очевидно: это реально выбито! Можно себе представить, каким мучительством добывались такие ответы.

Приговор за тремя подписями выносится 16 сентября 1938 года — через несколько месяцев после допроса. Отдельной справкой извещается: «Приговор о расстреле Смолянского Льва Борисовича приведен в исполнение в городе Москве 16 сентября 1938 года».

Определение Военной коллегии Верховного суда СССР выносится 28 апреля 1956 года. Рукописный текст! Недрогнувшей рукой, как в порядке вещей, сообщается:

 

«…Установлены новые обстоятельства, свидетельствующие о невиновности Смолянского, ввиду чего приговор подлежит отмене, а дело Смолянского прекращению, за отсутствием состава преступления, по следующим основаниям:

В суде Смолянский виновным себя не признал, показания, данные им на предварительном следствии, не подтвердил и заявил, что никакого участия в подготовке террористического акта он не принимал…»

 

Минна Борисовна Смолянская-Ямпольская

 

Ордер Главного управления государственной безопасности НКВД на производство ареста и обыска № 198
датирован 3 июля 1938 года. Анкета арестованного заполнена 4 июля. Самое пристальное внимание — к составу семьи (близкие родственники, их имена, фамилии, адреса и род занятий).

В Протоколе допроса от 2 августа 1938 года уже подробно вызнается все о родственниках — в первую очередь, о близких мужа Льва Борисовича Смолянского: где кто живет и кем работает, с кем наиболее активная связь? Арестованная называет восемь человек: у Льва Борисовича четыре брата, три сестры и мать Ханна Исаковна, проживающая в Киеве. На вопрос: «Назовите близких знакомых мужа Смолянского Льва Борисовича?», — арестованная отказывается отвечать. Вот ее слова: «Об этом должен сказать сам Смолянский».

Выписка из протокола Особого совещания при Народном комиссаре Внутренних дел СССР датирован 22 октября 1938 года. Минна Борисовна Смолянская, как «член семьи изменника родины», получает срок 5 лет в «исправтрудлагере».

Определение Военной коллегии Верховного суда СССР выносится 28 апреля 1956 года, то есть в тот же самый день, когда было вынесено такое же Определение в отношении мужа Минны Борисовны — Льва Борисовича Смолянского.

Содержание лаконично:

 

«…Постановление Особого совещания при НКВД СССР в отношении Смолянской-Ямпольской Минны Борисовны отменить и дело о ней в установленном порядке прекратить за отсутствием состава преступления».

 

В качестве основания для отмены дела приводится тот факт, что «дело на ее мужа Смолянского Л.Б. прекращено, и он полностью реабилитирован, а сама она никаких преступлений не совершала».

 

Александр Борисович Смолянский

 

Александр Борисович (по материалам дела — Абрам Беркович) Смолянский первый раз был арестован 5 октября 1938 года в Ленинграде по обвинению «в диверсионной деятельности и участии в контрреволюционной организации». Анкета арестованного и Протокол допроса датируются 5 октября 1938 года.

Первый вопрос следователя: «Назовите Ваших родственников и знакомых, проживающих в СССР».

Ответ арестованного:

 

«Из моих родственников проживают в СССР:

 

1. Смолянский Григорий Борисович, 45-47 лет, арестован в 1937 году, за что не знаю, до ареста работал на руководящей работе в Коминтерне.

2. Смолянский Лев Борисович, 42 лет, арестован в 1938 году в г. Москве, за что, не знаю, до ареста работал в ЦК ВКП(б)…»

Следователь тщательно записывает слова арестованного. На момент допроса оба брата — и Григорий, и Лев — уже расстреляны.

Второй вопрос следователя: «Назовите Ваших родственников и знакомых, проживающих за границей». Ответ арестованного: «Родственников и знакомых, проживающих за границей, у меня нет». И, наконец, последний вопрос следователя: «Назовите ваших родственников и знакомых, арестованных органами НКВД». Ответ: «Кроме указанных двух моих братьев, арестованных органами НКВД, у меня никого нет».

 

Второй арест состоялся 13 декабря 1943 года. Постановлением Особого совещания НКВД СССР от 26 августа 1944 года «за участие в антисоветской группе и антисоветскую агитацию» Александр Борисович Смолянский был заключен в исправительно-трудовой лагерь сроком на 10 лет.

Протоколы двух допросов — от 15 декабря и 17 декабря 1943 года. Появляются четкие детали и даже фиксируется время: начало допроса — в 23.50, окончание — в 2.40 (то есть глубокой ночью!). Содержание вновь и вновь сводится к перечислению имен:

 

Вопрос: «Назовите ваших родственников».

Ответ: «Я имею двух братьев и трех сестер...» (Александр упоминает только братьев Якова и Вениамина).

Вопрос: «Лев и Григорий Смолянские вам известны?»

Ответ: «Да, известны, они мои родные братья».

Вопрос: «Где они находятся?».

Ответ: «Оба они были арестованы в 1937 году. После этого я о их местонахождении сведений не имел».

Вопрос: «С какой целью, отвечая на ранее поставленный вам вопрос, вы скрыли факт ареста своих братьев?».

Ответ: «Я упустил о них из виду».

 

Следователя беспокоит и то, с кем и когда Александр Борисович мог обсуждать факты ареста братьев. Больше вопросов в протоколе не имеется.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда СССР от 31 октября 1956 года Александр Борисович Смолянский реабилитирован. Об этом сообщается в письме из Центрального архива ФСБ Российской Федерации от 19.05.2016 года, полученном дочерью Александра Борисовича Смолянского — Ольгой Александровной.

 

Вениамин Борисович Смолянский

 

Вениамин Борисович Смолянский был арестован 13 декабря 1943 года, то есть в тот же день, когда был арестован и его брат Александр. Постановлением Особого совещания при НКВД СССР от 13 мая 1944 года «за антисоветскую агитацию» он был заключен в исправительно-трудовой лагерь сроком на 8 лет.

Умер он в ИТЛ 28 сентября 1947 года.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда СССР от 15 ноября 1957 года Вениамин Борисович Смолянский реабилитирован. Об этом сообщается в письме из Центрального архива ФСБ РФ от 29.07.2016 года, полученном дочерью репрессированного Александра Борисовича Смолянского — Ольгой Александровной. Для сведения сообщается, что материалы указанного дела еще только проходят процедуру рассекречивания в Верховном суде РФ и Генеральной прокуратуре РФ.

Протоколы нескольких допросов Вениамина Смолянского, подписанных в декабре 1943-го, феврале, марте и апреле 1944-го, отражают ту же бесчеловечную и трусливую позицию чудовищной машины советского «судопроизводства».

 

Редакция журнала «Проталина»

 

Редакция благодарит Галину Александровну Кочурину за активное участие в подготовке материала к печати.

 

 
   
 

Проталина\1-4\18 ] О журнале ] Редакция ] Контакты ] Подписка ] Авторы ] Новости ] Наши встречи ] Наши награды ] Наша анкета ] Проталина\1-4\16 ] Проталина\1-4\15 ] Проталина\3-4\14 ] Проталина\1-2\14 ] Проталина\1-2\13 ] Проталина\3-4\12 ] Проталина\1-2\12 ] Проталина\3-4\11 ] Проталина\1-2\11 ] Проталина\3-4\10 ] Проталина\2\10 ] Проталина\1\10 ] Проталина\4\09 ] Проталина\2-3\09 ] Проталина\1\09 ] Проталина\3\08 ] Проталина\2\08 ] Проталина\1\08 ]

 

© Автономная некоммерческая организация "Редакция журнала "Проталина"   23.04.2019