Литературно-художественный и публицистический журнал

 
 

Проталина\1-4\18
О журнале
Редакция
Контакты
Подписка
Авторы
Новости
Наши встречи
Наши награды
Наша анкета
Проталина\1-4\16
Проталина\1-4\15
Проталина\3-4\14
Проталина\1-2\14
Проталина\1-2\13
Проталина\3-4\12
Проталина\1-2\12
Проталина\3-4\11
Проталина\1-2\11
Проталина\3-4\10
Проталина\2\10
Проталина\1\10
Проталина\4\09
Проталина\2-3\09
Проталина\1\09
Проталина\3\08
Проталина\2\08
Проталина\1\08

 

 

 

________________________

 

 

________________________

Ольга Смолянская

 

 

Как погибала семья Смолянских

 

 

Время стирает в памяти остроту когда-то происходившего. Уходят последние участники и свидетели той жизни, которая именуется советской эпохой. Где-то ненамеренно, а где-то и преднамеренно забываются трагические моменты.

 

Новыми поколениями, пришедшими со своими чаяниями, надеждами и своими законными правами на счастье, формируется совершенно новый мир. В нем, как всегда, есть место настоящим победам, подвигам и открытиям — это неизбежно и прекрасно, ибо это есть движение вперед. Но в это же самое время остро чувствуется явный отрыв от исторических корней. Люди неравнодушные, самых разных возрастов, сегодня особенно обеспокоены вопросами: почему в нашем цивилизованном обществе то и дело возникают междоусобицы во всех областях жизни — от спорта до политики, почему порой переводятся стрелки, отвлекающие от главного, что должно интересовать и заботить наших современников?

 

Важно понять, насколько теперешнее оказалось зависящим от легковесного отношения к некоторым «ошибкам истории».

 

И этот груз никогда не останется просто достоянием архивов. Это будет всегда пульсировать — в каждом нашем дне.

 

Материал, который мы предлагаем читателям, не просто частная трагедия, а зеркало всех наших преступных замалчиваний.

 

«Проталина»

 

Страшное время сталинских репрессий очень больно прошлось по всей семье моего отца. Судьба заготовила для всей семьи Смолянских исключительно тяжелую биографию. Удар следовал за ударом.

О том, что почти все родственники моего отца ушли в ГУЛАГ и не вернулись, а выжил только он один, я знала с детства. Но, к сожалению, мой отец умер, когда мне было всего пять лет, и из его воспоминаний я очень мало что помню. Больше помню из рассказов моих двоюродных братьев и сестер, чьи родители были арестованы и расстреляны, и которые воочию помнят и пережили это страшное время.

В 2016 году я решилась на этот непростой для меня шаг и сделала запросы в архивные фонды УФСБ по Санкт-Петербургу и Москве.

Первые материалы я получила об отце по ленинградскому и московскому делам и впервые за всю свою жизнь увидела фотографии, сделанные в дни ареста. На одном снимке ему 30 лет, на другом — 35 лет. Я-то помнила его с выбитыми зубами, очень пожилым, больным и измученным жизнью.

После прочтения и изучения этих материалов я заболела. Я поняла, что он пережил и какой надо было обладать силой и тягой к жизни, чтобы выстоять в борьбе. Откуда он брал силы? Это, наверно, остается загадкой природы человеческого духа.

Позднее я получила материалы на двух его расстрелянных братьев и их жен, а также на брата, который погиб в ГУЛАГе.

Старший брат моего отца Смолянский Григорий Борисович был арестован 26 июля 1937 года. По приговору Военной коллегии Верховного суда СССР от 27 октября 1937 года на основании ст.ст. 58-8, 58-10 и 58-11 УК РСФСР Смолянский Г.Б. был приговорен к высшей мере наказания — расстрелу. Приговор приведен в исполнение 27 октября 1937 года.

Григорий Борисович родился в 1890 году, уроженец города Чернобыля, там он прожил до 1903 года. Учился в бобруйской гимназии. С 1910 года учился в Сорбонне (юридический факультет) в Ecole de France (Париж), в Лозанне (медицинский факультет). Активный член партии левых эсеров до 1918 года, с 1920 года член УКП(б). Профессиональный революционер. В 1913 году был арестован и осужден на вечное поселение за принадлежность к Киевской партии эсеров. Находился в ссылке в Томске, откуда бежал. Автор популярной книги о левых эсерах — повесть называлась «Обреченные», она была написана после его перехода в партию большевиков. В 1919 году Григорий Борисович Смолянский был арестован деникинцами в Киеве, но затем освобожден Красной Армией. С 1921 года до ареста работал в Коминтерне, политпомощник секретаря Исполнительного комитета Коммунистического Интернационала (ИККИ) ЭРКОЛИ, редактор журнала «Коммунистический Интернационал».

Определением Военной коллегии Верховного суда СССР от 17 марта 1956 года приговор Военной коллегии Верховного суда СССР от 27 октября 1937 года отменен, и дело прекращено за отсутствием состава преступления.

4 ноября 1937 года, почти следом за арестом Григория Борисовича, была арестована и его жена Смолянская Анна Аркадьевна.

Анна Аркадьевна родилась в городе Мозырь (Белоруссия) в 1897 году. Член ВКП(б) с 1918 года (после ареста мужа была исключена). До ареста работала секретарем учебной части театрального института.

Постановлением Особого совещания при НКВД СССР от 22 ноября 1937 года, как «член семьи изменника Родины», Анна Аркадьевна была заключена в исправительно-трудовой лагерь сроком на 8 лет. Из ГУЛАГа Анна Аркадьевна не вышла, не выдержала, погибла.

Определением Военной коллегии Верховного суда от 2 июня 1956 года постановление Особого совещания при НКВД СССР от 22 ноября 1937 года отменено, и дело прекращено за отсутствием состава преступления.

У Григория Борисовича и Анны Аркадьевны остался 13-летний сын Владимир. После ареста родителей воспитывался у родственников. Несмотря на тяжелое детство, сиротство участвовал в Великой Отечественной войне, окончил юридический факультет МГУ. Защитил докторскую диссертацию, был философом, заслуженным деятелем науки РСФСР, работал в Институте государства и права.

Подробности жизни Анны Аркадьевны и Григория Борисовича изучает их внучка Наталья Владимировна Смолянская для будущей своей книги. Она художник, проживает в Москве.

У Анны Аркадьевны была родная сестра Татьяна Аркадьевна, по мужу Фиш. Ее муж Геннадий Фиш — писатель. Татьяна Аркадьевна работала в издательстве «Художественная литература». Она принимала у писателя Анатолия Рыбакова к изданию в журнале «Дружба народов» его рукопись «Дети Арбата». Все это подробно описано в книге последней жены писателя — Татьяны Рыбаковой — «Счастливая ты, Таня».

15 февраля 1938 года был арестован второй брат моего отца Смолянский Лев Борисович.

По приговору Военной коллегии Верховного суда СССР от 16 сентября 1938 года на основании ст.ст. 58-2, 58-6, 58-7, 58-8 и 58-11 УК РСФСР Смолянский Лев Борисович был осужден к высшей мере наказания — расстрелу.

Приговор приведен в исполнение 16 сентября 1938 года. Место захоронения точно неизвестно, предположительно Бутово.

Лев Борисович Смолянский, 1893 года рождения, уроженец Киева. Профессиональный революционер. С 1911-го по 1917 год — эсер, с 1917-го по 1918 год — левый эсер, с 1918-го по 1920 год — левый эсер-борьбист. С 1920 года — член ВКП(б). Окончил коммерческое училище в Киеве. С 1914-го по 1917 год находился в ссылке в Нарыне, где и женился. Работал в руководстве украинских профсоюзов. До ареста — начальник Главного управления трудовых устройств Наркомсобеса РСФСР.

Определением Военной коллегии Верховного суда СССР от 28 апреля 1956 года приговор Военной коллегии Верховного суда СССР от 16 сентября 1938 года отменен, и дело прекращено за отсутствием состава преступления.

Спустя пять месяцев после ареста Льва Борисовича, 3 июля 1938 года была арестована его жена Смолянская-Ямпольская Минна Борисовна. Основанием к заключению послужило то, что ее муж Смолянский Л.Б. был осужден в 1938 году за контр-революционную деятельность.

Минна Борисовна Смолянская-Ямпольская, 1892 года рождения, место рождения — город Умань. Профессиональная революционерка. С 1911-го по 1912 год состояла в партии левых эсеров. До революции арестовывалась в 1907 и 1908 годах за распространение прокламаций в Умани. В 1913 году была арестована в Одессе и просидела 9 месяцев. В 1915 году, находясь в ссылке в Нарыне, вышла замуж за Льва Смолянского.

Постановлением Особого совещания при НКВД СССР от 22 октября 1938 года, как «член семьи изменника Родины», Смолянская-Ямпольская М.Б. была заключена в исправительно-трудовой лагерь сроком на 5 лет. Из лагеря она вышла, полностью потеряв все здоровье, и спустя короткое время умерла от рака.

Определением Военной коллегии Верховного суда СССР от 28 апреля 1956 года постановление Особого совещания при НКВД СССР от 22 октября 1938 года отменено, и дело прекращено за отсутствием состава преступления.

На момент ареста Минны Борисовны в их семье было трое детей. Их выселили из квартиры в комнату. Дети остались без средств к существованию. Они прошли очень тяжелый жизненный путь, узнали силу слабости и мощь немощи, испытали положение детей «врагов народа», когда многие близкие и знакомые из-за страха перестают узнавать и общаться, учились и работали. Старшая дочь Аида работала артисткой в театре Блюменталь Тамариной. Марк окончил институт, защитил диссертацию и преподавал в педагогическом институте им. Ленина в Москве, был заместителем главного редактора журнала «Квант». Младшая дочь Мэри преподавала французский язык. А ее дочь, Ирина Каплун, в 70-е годы принимала активное участие в правозащитной деятельности. Была арестована, и год провела в застенках Лефортовской тюрьмы. По трагическому стечению обстоятельств в 1980 году в автомобильной катастрофе в Литве погибли все ее дети и единственная внучка. Трагическая судьба родителей повторилась в детях. Что может быть страшнее?

После ареста двух старших братьев моего отца и их расстрела последовал первый арест моего отца.

Александр Борисович Смолянский, 1908 года рождения, родился в Киеве, до ареста проживал в Ленинграде и работал руководителем гр. оборудования «Главцемент» (как написано в протоколе допроса).

5 октября 1938 года он был арестован Управлением НКВД по Ленинградской области с обвинением в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст. 58-7, 58-9 и 58-11 УК РСФСР (участие в контрреволюционной организации).

Приговором Военного трибунала Ленинградского военного округа от 15-19 июня 1939 года оправдан по указанным статьям за недоказанностью обвинения и тут же осужден по ст. 109 УК РСФСР на 3 года лишения свободы в исправительно-трудовом лагере.

Определением Военной коллегии Верховного суда СССР от 29 мая 1940 года оправдательный приговор оставлен в силе, а приговор по ст. 109 УК РСФСР отменен за отсутствием состава преступления. 27 августа 1940 года отец был освобожден из-под стражи. В Ленинграде оставаться было очень опасно, и отец вынужден был скрываться где-то под Ленинградом, боясь нового ареста. С началом войны ему удалось уехать в Москву.

В 1943 году был сделан донос на моего отца и двух его братьев Смолянского Якова Борисовича и Смолянского Вениамина Борисовича.

Яков Борисович Смолянский работал в ЦКП(б), в МПС и Совете Министров, генерал, главный референт у Лазаря Моисеевича Кагановича. Благодаря вмешательству Кагановича, который очень ценил Якова Борисовича, тот не был арестован.

13 декабря 1943 года в один день были арестованы сразу два родных брата — мой отец Александр Борисович и Вениамин Борисович. Для отца это был уже второй арест в его жизни. Для Вениамина Борисовича — первый и последний. Из ГУЛАГа живым он не вернулся.

Вениамин Борисович Смолянский, 1899 года рождения, уроженец города Киева. До ареста работал начальником планового отдела управления рабочего снабжения Главгазтоппрома при СНК СССР.

Постановлением Особого совещания при НКВД СССР от 13 мая 1944 года в соответствии со ст.ст. 58-10, ч. 2 УК РСФСР «за антисоветскую агитацию» Смолянский В.Б. заключен в исправительно-трудовой лагерь сроком на 8 лет. В 1947 году, спустя четыре года после ареста, он умер в Нижнетагильском лагере.

В 1957 году Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда СССР от 15 ноября 1957 года Смолянский В.Б. реабилитирован.

Мой отец Александр Борисович Смолянский до второго ареста работал старшим инженером производственного отдела Главуглемаша Наркомугля СССР.

Постановлением Особого совещания при НКВД СССР от 26 августа 1944 года в соответствии со ст.ст. 58-10, ч. 2 и 58-11 УК РСФСР «за участие в антисоветской группе и антисоветскую агитацию» Смолянский А.Б. был заключен в исправительно-трудовой лагерь сроком на 10 лет.

Находясь в заключении, работал в группе Туполева (шарашка). Все это описано в романе
А. Солженицына «В круге первом», а позднее, после расформирования, прошел трудовую каторгу и путь от Калининграда, закончив его лесоповалом в 1953 году в Красноярском крае, Северо-Енисейском районе, на руднике Советский, где после окончания 10-летнего срока был приговорен отбывать пожизненную ссылку на поселении.

И только в 1954 году решением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда СССР был освобожден, и ему было разрешено следовать к избранному месту жительства.

Избранным местом жительства была Москва, где 11 лет назад его арестовали. Теперь он вернулся к своим родным сестрам Розалии Борисовне и Фане Борисовне, которые все эти годы ждали его, беспокоились и посылали посылки. В течение 5 лет связи с отцом вообще не было никакой. Его мама Анна Исааковна, которая так много пережила, не дождалась своего сына. Умерла незадолго до его возвращения. Как известно, после ареста отца его первая жена сразу отказалась от него.

В Москве отца ждали большие трудности с устройством на работу. Трудовая книжка оставалась в НКВД, и устроиться можно было только в определенном ограничительном радиусе от Москвы (200 км), а это оказалось невозможным. Отец уехал на Урал, в Свердловскую область, в поселок Большой Исток, где проработал главным инженером механического завода до самой смерти. В 1961 году в возрасте 53 лет, прожив всего 7 лет после возвращения из ГУЛАГа, отец умер. Отцу досталось недолгое семейное счастье — он встретил Антонину Васильевну, человека, который смог понять, разделить его нелегкую судьбу и создать семью. 1956 году у них родилась я. В возрасте около двух лет я перенесла тяжелую форму полиомиелита (с параличом трех конечностей). Так на всю жизнь я стала инвалидом. А в 5 лет я осталась без отца, с мамой, с ней я и прожила всю жизнь до 2012 года, когда она покинула этот мир.

Еще при жизни отец добился реабилитации. Все реабилитированы, но раны на сердце и в душе не заживают.

Прочитав и изучив полученные из архивного фонда УФСБ материалы о трагической гибели фактически всей моей семьи Смолянских и пропустив все это через сердце, я пришла к мысли, что Россия умерла в ГУЛАГе, если не навсегда, то, наверное, на целое столетие. Убили и погубили миллионы не только великих, но и простых замечательных людей, которые своим мышлением, творческим потенциалом, культурой могли изменить жизнь, внести большой вклад в науку, искусство, политику. И все-таки они оставили после себя такие понятия, как интеллигентность, культура, миролюбие и самое главное — совесть!

 

Автобиография

 

Я, Смолянская Ольга Александровна, родилась в 1956 году в поселке Большой Исток, Сысертского района, Свердловской области. С 1968 года постоянно живу в Екатеринбурге. По специальности я экономист. В 1978 году окончила Свердловский институт народного хозяйства и работала в ПО «Уралэлектротяжмаш». В настоящее время нахожусь на пенсии и пытаюсь осмыслить то время и те события, которые моему поколению и поколению моих родителей пришлось пережить. Увлекаюсь изучением языков. В течение нескольких последних лет пыталась познать и изучить древнееврейский язык (иврит). Люблю художественную литературу. Очень жаль, что не хватает времени и сил на многое. Несмотря на все трудности и проблемы, все равно в жизни очень много интересного и прекрасного. Очень радуюсь, когда встречаюсь и общаюсь с хорошими людьми, а их немало.

 

 

 
   
 

Проталина\1-4\18 ] О журнале ] Редакция ] Контакты ] Подписка ] Авторы ] Новости ] Наши встречи ] Наши награды ] Наша анкета ] Проталина\1-4\16 ] Проталина\1-4\15 ] Проталина\3-4\14 ] Проталина\1-2\14 ] Проталина\1-2\13 ] Проталина\3-4\12 ] Проталина\1-2\12 ] Проталина\3-4\11 ] Проталина\1-2\11 ] Проталина\3-4\10 ] Проталина\2\10 ] Проталина\1\10 ] Проталина\4\09 ] Проталина\2-3\09 ] Проталина\1\09 ] Проталина\3\08 ] Проталина\2\08 ] Проталина\1\08 ]

 

© Автономная некоммерческая организация "Редакция журнала "Проталина"   23.04.2019