Литературно-художественный и публицистический журнал

 
 

Проталина\1-4\16
О журнале
Редакция
Контакты
Подписка
Авторы
Новости
Наши встречи
Наши награды
Наша анкета
Проталина\1-4\15
Проталина\3-4\14
Проталина\1-2\14
Проталина\1-2\13
Проталина\3-4\12
Проталина\1-2\12
Проталина\3-4\11
Проталина\1-2\11
Проталина\3-4\10
Проталина\2\10
Проталина\1\10
Проталина\4\09
Проталина\2-3\09
Проталина\1\09
Проталина\3\08
Проталина\2\08
Проталина\1\08

 

 

 

________________________

 

 

________________________

Владимир Волковец

 

 

Владимир Волковец родился в 1953 году в местечке Чур Якшур-Бодьинского района Удмуртии. Окончил Литературный институт им. А. М. Горького. Автор нескольких поэтических сборников, лауреат Всероссийской литературной премии им. Д. Н. Мамина-Сибиряка. Живет в городе Советском на севере Тюменской области.

 

В двух шагах от тихого ночлега

 

***

Окна пересыпаны под утро

Маковыми точками мошки.

До Приобья с севера продуто

Полотно расхлябанной реки.

 

Сны мои удерживает полог,

Чтобы не витали в облаках.

Разнотравен, сумрачен и долог

Август на зеленых островах.

 

В двух шагах от тихого ночлега

Блёсткие созвездия плотвы.

Никаких примет больного века —

Он давно саднит в моей крови.

 

И душа внимательней и чутче

Связывает в узел неспроста

Реактивный след от тучи к туче

С дымом одинокого костра,

 

Черные развалины деревни,

Кулаками рубленной, и взгляд

Старожила тутошнего с бреднем,

Что гостям несуетливо рад;

Радугу на дальнем побережье

И павлиньи пятна на волне,

Что томит в печали и надежде

По чужой и по моей вине.

 

***

Облака к горизонту прибиты.

Ждет земля — не дождется дождя.

И начнет, пару дней погодя,

Каменеть от тоски и обиды.

 

Веет зноем грядущей пустыни

Из песчаной прорехи во мху.

Двадцать лет, как сгубили тайгу,

А душа в ней кружит и поныне.

 

Где река отползла на полметра —

Двухнедельной щетиной трава.

Лес молчит, вспоминая слова,

Что разбрасывал осенью щедро.

 

Муха сослепу или спросонья

Замоталась в паучий капрон.

Под корягой играет хребтом

То ли щучья семья, то ли сомья.

 

В небе птица парит, замирая

На шуршанье ужей и мышей.

Здесь присутствие жизни моей —

Только миг без начала и края.

 

***

Уважен дождями июль, неспроста

И важен, и гостеприимен —

Морошка на кочках медово желта,

Манит фиолетово-синим

Черника и алым — малина с куста.

 

А позже — брусника зардеет в бору

И клюква на зыбком болоте.

К зиме всякой ягоды впрок наберу,

В сиропе, варенье, компоте

Духмяную память о днях сберегу.

 

Когда заготовки забродят слегка —

Солью в двухведерную флягу,

Добавлю дрожжей и немного медка,

Поставлю тревожную брагу

Хмелеть в золотой теплоте чердака.

 

О, что за напиток созреет к весне

Со вкусом и запахом летним!

Друзья заторопятся в гости ко мне,

Узнав, что он с даром целебным —

Избавит от лени и скуки вполне.

 

Когда станем чуточку навеселе,

То вместо стакана по кругу

Мы пустим стихи о таежной земле,

Что будут сравнимы по духу

С неистовым хмелем на нашем столе.

 

Райцентр

Городок набит с размахом

Слякотною шлепотнёй,

Бликами, мышиным мраком

И куриной слепотой,

Снегом в копоти и саже

По обочинам дорог,

И березовым пейзажем,

Что пестрит, как сто сорок.

 

Жмурки бабок на припеке.

Солнце с крыши заводской

Из пипеток кривобоких

Под нашлепкой ледяной

Отпускает по рецепту

Дозированное — бульк!

Март шагает по райцентру,

Как на пенсию главбух,

 

Что с задумчивою грустью

Откопал в себе талант

К живописному искусству —

Распахнул пытливый взгляд,

Мыслит красками, мечтает

О портретах в стиле ню,

Всех знакомок привечает,

Да по восемь раз на дню.

 

Подплывет к рядам торговым,

Где имеет право сметь

Веским словом и целковым

Меж друзьями прозвенеть.

А друзья в лучах весенних,

Распаленные хмельным,

О властях галдят и ценах,

Звонко чокаются с ним.

 

***

 

Ни ворон, ни сорок — минус сорок.

Кристаллическая светлота

Разрослась и заполнила город

От окна моего до креста.

 

Обомшела лыжня к перелеску.

И пока у ветров передых,

По черемухам иней вразбежку,

По оградам врастяжку притих.

 

До мороза дыханьем дотронусь,

А душой — до клочка синевы,

Уходящей в тоску, и бездонность,

И отчаянье первой любви.

 

Как ни вьюжна зима и свирепа,

Из заоблачных лет всякий раз

В феврале возвращается небо,

Окрыляя надеждами нас.

 

Дни растут, и отчетливей тени.

Поползет, лишь зима надоест,

С крыши снег, тяжелея от лени,

И обрушится наконец.

 

На оби

Ивняк узловат и кустист

На гривах осенне-пунцовых.

Качает нас Обь и грустит

Старик о былинных уловах.

 

Моторка пыхтит кое-как,

Волной раздвигая протоки.

Когда ни стерлядки в сетях,

Тогда и душе не до водки.

 

И клонится солнце ко сну.

Дымят макароны по-флотски.

Старик потянулся к костру —

Ладони сквозящи, как доски.

 

Река его — память-транзит,

То в бликах, то в яром тумане,

То брата во тьме отразит,

То друга, утопших по пьяни.

 

Вращается звездная ночь.

Блестит чешуей по стакану.

И гонит бессонную мощь

Меж судеб людских к океану

 

 

 

 
   
 

Проталина\1-4\16 ] О журнале ] Редакция ] Контакты ] Подписка ] Авторы ] Новости ] Наши встречи ] Наши награды ] Наша анкета ] Проталина\1-4\15 ] Проталина\3-4\14 ] Проталина\1-2\14 ] Проталина\1-2\13 ] Проталина\3-4\12 ] Проталина\1-2\12 ] Проталина\3-4\11 ] Проталина\1-2\11 ] Проталина\3-4\10 ] Проталина\2\10 ] Проталина\1\10 ] Проталина\4\09 ] Проталина\2-3\09 ] Проталина\1\09 ] Проталина\3\08 ] Проталина\2\08 ] Проталина\1\08 ]

 

© Автономная некоммерческая организация "Редакция журнала "Проталина"   27.01.2013